Дети весьма чувствительны к эмоциям и переменам, происходящим в кругу семьи. Соответственно, их переживания по поводу исчезновения или потери члена семьи во многом зависят от того, как с этой проблемой справляются те ее члены, с которыми дети связаны непосредственными эмоциональными узами. Как и относительно других болезненных вопросов, правду об исчезновении родителя или другого близкого родственника от детей порой скрывают, чтобы у них создавалось впечатление, что мир – это безопасное место и несчастья случаются там редко. Поскольку дети считаются уязвимыми, невинными и неспособными понять взрослые проблемы, родители могут стремиться защитить их от сильной боли и тяжких переживаний, исключив детей из важных событий или обсуждений. Попытки оградить детей от постигшего семью несчастья не всегда бывают эффективными для тех из них, кто чувствует эмоциональное состояние остальных членов семьи (печаль, тревога, недоступность и т. п.); такие попытки вступают в противоречие с детской потребностью понять, вне зависимости от их возраста и степени развития, «что же вокруг них происходит». Так, отсутствие информации о пропавшем без вести члене семьи может повергнуть детей в глубокое горе и порой ведет к апатии. Отсутствие информации иногда даже вызывает у детей недоумение – а не их ли это вина: «Почему мама все время плачет? Может, я что-то дурное сделал?» , что дети слишком малы, чтобы понять случившееся, родители не сумеют заметить, каким образом на ребенке сказывается отсутствие близкого человека. В ситуации неопределенности и безвыходного горя необходимые контакты между взрослыми и детьми (повторся вновь и вновь рассказы и воспоминания о пропавшем без вести человеке) часто даются с трудом, технологии социально-психологического сопровождения 505 и тогда дети начинают считать, что задаваемые вопросы причиняют боль их родителю, который рядом с ними, или родственникам и (или) создают напряженность и отчуждение в семье. В то же время родители и близкие родственники могут испытывать затруднения в обсуждении вопросов, связанных с пропавшим без вести человеком, в силу собственных представлений о том, что ребенок в состоянии понять и какие у него потребности. Опыт также показывает, что многие матери в значительной степени зависят от своих детей, проявляя по отношению к ним чрезмерную заботу или отводя им в семье место, которое обычно для детей не предназначено (например, место главы семьи), или делая ребенка единственным смыслом своего существования. Хотя подобная ситуация и может восприниматься как способ выживания для матери, поскольку дает ей необходимые для жизни ресурсы, заявления типа «ты теперь мужчина в семье» или «ты – единственный смысл моей жизни» могут стать непосильным грузом для ребенка, наложив на него обязанности и требования, которые обычно предъявляются к взрослому человеку. В тех случаях, когда это сопровождается убежденностью, что пропавший без вести родственник вернется домой, подобная возлагаемая на ребенка ответственность может восприниматься им совсем в ином смысле. Другими словами, когда детей «приглашают» взять на себя подобные обязанности, их должна беспокоить мысль о том, что они занимают место другого человека и, возможно, когда он вернется, это вызовет у него гнев. Дети порой сознают, что должны радовать мать всеми доступными способами (например, «всячески стремясь сделать мать счастливой, добиваясь хороших оценок в школе») или доставлять ей удовольствие, говоря ей те слова, которые она жаждет услышать. Окруженные чрезмерной заботой дети и подростки могут обнаружить, что их отстраняют не только от переживаний, которые испытывает вся семья, но и от выполнения многих обязанностей. Это заставляет их думать о собственной никчемности в тот момент, когда родителям и близким требуется утешение. Вместе с тем многие дети и особенно подростки испытывают большую потребность в оказании поддержки, так как это значительно повышает их самооценку. Это также позволяет им почувствовать свою причастность к делам семьи, где они играют весьма важную роль. Вне зависимости от отношения выжившего родителя к данному вопросу, основная проблема состоит в том, чтобы найти верный баланс между особым местом и особыми обязанностями, которые дети имеют в семье, и уровнем их развития и потребностей, не ограждая их при этом от трудных переживаний.
Как предотвратить рецидивы 506 психотравмы Когда все помыслы родителей направлены исключительно на пропав шего без вести ребенка, чувство вины в сочетании с желанием вновь его увидеть бывают столь велики, что родители начинают поневоле идеали зировать его, часто принижая при этом остальных детей. Все это может создавать трудные ситуации.
Точно так же, как и жены тех, кто пропал без вести, братья и сестры зачастую обнаруживают, что оказались в ловушке. То, что выжили они, а не их брат или сестра, порой порождает у них чувство вины. Еще одним источником вины для них может стать их способность жить своей собственной жизнью. Они также могут чувствовать, что их долг – оставаться рядом с родителями и делать все возможное, чтобы их утешить. Часто это происходит в ущерб их собственным интересам. Вполне вероятно, что им приходится нести бремя поисков пропавшего без вести брата
или сестры, если их родители – пожилые люди или не могут заниматься этим сами. Чувство вины порой усугубляют родители, которые, говоря о пропавшем без вести ребенке, повторяют: «И зачем они забрали самого лучшего?»
Приоритетное значение психологической помощи детям заключается в том, что детская психика особенно чувствительна к психологической травме, а незначительный личный опыт не позволяет ребенку полностью самостоятельно справиться с последствиями состояния травмирующей неопределенности505. Дети, похищенных и пропавших без вести, как правило, создают виртуальные травматические картины, используя любую информацию: рассказы родственников, документальные и художественные фильмы на травматическую тему и др. Травматичность подобных виртуальных образов почти такая же, как и при непосредственном восприятии события, поэтому эти дети нуждаются в психокоррекционной помощи. А в ситуации, когда травмированными оказываются не только дети, но и родители, и близкие, это осложняет коррекционную работу, поскольку родители не имеют ресурсов для оказания эмоциональной поддержки детей.

Cкачать

Поделиться:

Share on facebook
Share on vk
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on print

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Call Now Button