Маргиналами называют не тех, кто живет за рамками, как бы на полях рукописи, за скобками, а тех, кто имеет неопределенное социальное поло­жение. Подросток еще не взрослый, но уже не ребенок, он почти не школь­ник, но еще не рабочий или студент. Родители с каждым днем отдаляются все больше, а своя семья — когда еще она будет и будет ли вообще?

Подростковый возраст — период развития детей от 11 — 12 до 15—16 лет. Его еще именуют переходным возрастом, так как он характеризуется пере­ходом от детства к взрослости. Границы достаточно условны, некоторые специалисты считают, что он длится до 16—18 лет. По уровню и характеру психического развития это типичная эпоха детства. С другой стороны, под­росток находится на пороге взрослой жизни и испытывает потребность в самостоятельности, признании со стороны взрослых его прав и возможно­стей. Шестнадцатилетний подросток — уже не ребенок, но еще не взрослый. Он не удовлетворяется пассивной ролью опекаемого, но еще не созрел для ответственных решений. Он легко идеализирует окружающих людей и от­ношения с ними, но быстро в них разочаровывается, как только обнаружи­вает их несоответствие своему идеалу.

МАРГИНАЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК — это человек, который находится на пересечении двух культур, обществ, групп или переходит из одной в другую.

Взрослые часто продолжают относиться к подростку как к ребенку. Двойствен­ное положение подростка приводит к различным осложнениям и даже меж­личностным конфликтам, которые выражаются в форме протеста подростка.

Согласно К. Левину, создателю знаменитой теории поля, юность является переходным периодом: подросток частично принадлежит к группе детей, а частично — к группе взрослых. Поэтому родители, учителя и об­щество в целом не знают, как к нему относиться — то ли как к взрослому, то ли еще как к ребенку. В одних случаях к подросткам относятся как к детям, а в других — как к взрослым. Некоторые детские формы поведения для под­ростка уже неприемлемы. В то же время взрослые формы поведения еще не разрешены или разрешены, но незнакомы ему. Подросток находится в со­стоянии «социального перемещения», переходя в область неструктурирован­ного социального и психологического.

В период детства и взрослости «взрослый» и «ребенок» рассматриваются как относительно изолированные группы. Причем каждый отдельно взятый ребенок или взрослый уверен в том, что принадлежит к соответствующей группе. Подросток принадлежит к группе, которую можно рассматривать как область пересечения групп детей и взрослых, принадлежащую к обеим из них, или как область, стоящую между ними и не включенную ни в ту, ни в другую группу. На основании этого психологи считают, что подросток яв­ляется маргинальным человеком.

 

Маргинальность подростка выражается в том, что иногда он действует скорее как ребенок, особенно когда хочет избежать взрослой ответственно­сти, а иногда — скорее как взрослый и претендует на права взрослого. Подросток находится в состоянии перемещения, переходя из одной воз­растной группы в другую. Он стремит­ся поскорее стать взрослым, но решать сложные и ответственные задачи, ко­торые по плечу взрослым, он еще не умеет. Если мальчик крупной комплек­ции, то незнакомые люди могут при­нять его за юношу и даже обратиться на «Вы». Но, вглядевшись, они несколько смущаются: личико у него еще детское. Девочку, не по годам рослую, взрослые мужчины могут воспринимать как воз­можную невесту или сексуального парт­нера. Она выглядит почти как взрослая женщина, хотя еще очень юная.

Для получения статуса (прав и обя­занностей) взрослого нужно не только отделиться от родителей, но и принять на себя новую социальную ответствен­ность. Как раз то, чего подросток еще не научился делать.

Если в древнем обществе вступление во взрослую жизнь происходило срав­нительно рано, то в современном оно запаздывает и растягивается на долгое время. В течение этого срока права и обязанности подростков, как правило, четко не определены. Исследования показали, что подростки получают чувство удовлетворе­ния, когда могут сами управлять своей жизнью, имеют возможность выби­рать и нести ответственность за собственное поведение. Это именно то, что характерно для взрослости.

О «промежуточности», или маргинальном положении подростков в жиз­ни говорят сегодня все специалисты в области детской педагогики, в том числе и самые авторитетные, как доктор Дж. Добсон: «Они еще не могут пользоваться теми привилегиями, которые дает чело­веку статус взрослого, но уже потеряли те преимущества, которые у них были в детстве. Посмотрите, в каком затруднительном положении оказывается обычный подросток в возрасте 14—15 лет. Из-за того, что он «слишком мо­лод», для него остаются запретными все привилегии, радости и удовольствия взрослых, которые так широко рекламируются. Подростку не разрешается водить машину, жениться, выпивать, курить, поступать на службу или уходить из дома. Ему отказано в удовлетворении его сексуальных желаний в то время, как они его прямо-таки распирают. Единственное, что ему позволе­но, — это торчать в школе и зубрить скучные учебники»[1].

Переходный возраст — это время освобождения детей от опеки родителей. Эмансипация может быть:

  • эмоциональной — вместо теплоты и ласки появляются холодность и де­монстративное дистанцирование (взрослеющий сын стесняется ходить рядом с матерью, целоваться и обнимать ее); любовь к матери заменя­ется для подростка любовью к девушке;
  • поведенческой, проявляющейся в намеренном игнорировании требова­ний родителей, стремлении делать все по-своему, наперекор и вопреки;
  • ценностно-нормативной, показывающей то, что отныне подросток больше ориентируется на идеалы и принципы, господствующие в груп­пе сверстников (прототипе мира взрослых), а не на ценности, разде­ляемые в семье, с которой у него ассоциируется мир детства и комп­лекс детской зависимости.

В переходный период происходит самое важное с точки зрения процес­са социализации — формирование чувства взрослости и принятие, соответ­ственно этому, на себя моделей взрослого поведения.

Советские психологи, начиная с Л.С. Выготского, единодушно считают глав­ным новообразованием подросткового возраста чувство взрослости. Однако ориентация на взрослые ценности и сравнение себя со взрослыми зачастую заставляют подростка снова видеть себя относительно маленьким, несамосто­ятельным. При этом в отличие от ребенка, он уже не считает такое положение нормальным и стремится его преодолеть. Отсюда противоречивость чувства взрослости — подросток претендует быть взрослым и в то же время знает, что уровень его притязаний далеко не во всем подтвержден и оправдан.

Одной из самых важных потребностей переходного возраста становится потребность в освобождении от конт­роля и опеки родителей, учителей, стар­ших вообще, а также от установленных ими правил и порядков. Как же появ­ляется эта возрастная тенденция в от­ношениях старшеклассников с наибо­лее значимыми для них взрослыми, которые являются не только старшими по возрасту, но и полномочными представителями общества в целом?

«Мы и взрослые» — постоянная тема подростковой и юношеской реф­лексии. Конечно, возрастное «Мы» существует и у ребенка. Но ре­бенок принимает различие двух миров — детского и взрослого — и то, что отношения между ними неравноправны, как нечто бесспорное, само собой разумеющееся. Подростки стоят где-то «посередине», и эта промежуточ­ность положения определяет многие свойства их психологии, включая и са­мосознание.

Подростку уже 14 лет. Однако при этом он по-прежнему предполагает, что ему погладят брюки, приготовят и подадут еду, оплатят все расходы. Он хочет взять лучшее из обоих миров: детского и взрослого, и не брать на себя ника­ких обязательств. А не лучше ли самому научиться гладить брюки и добровольно вызваться помочь родителям в решении каких-то серьезных проблем, ко­торые им приходится выполнять, но которые способны сделать и вы сами?

По мнению Кольберга, путь к социально-психологической зрелости на­чинается после 15 лет. Но начало и конец этого пути трудно привязать к возрастным этапам. Зрелость — это такой уровень развития, когда человек ориентируется в действиях и оценках на собственные ценности и нормы, но обладающие общечеловеческой широтой и универсальностью. У зрелой личности достаточно высокий интеллект, многообразный социальный опыт, чувство собственного достоинства.

Именно в этом — в самостоятельности и независимости — он видит глав­ные черты сформировавшейся личности. Исследования показали, что под­ростки получают чувство удовлетворения тогда, когда могут сами управлять своей жизнью, имеют возможность выбирать и нести ответственность за собственное поведение. Это именно то, что характерно для взрослости.

Проведя глобальный анализ молодежных ценностей, взглядов и харак­тера поведения тысяч тинейджеров в возрасте от 15 до 18 лет в 26 странах мира, зарубежные исследователи пришли к неожиданным для многих, в том числе для самих себя, выводам. Оказалось, что для тинейджеров всего мира характерна зрелость нового типа, они не по годам умны и осведомлены. Им не чужды такие качества, как порядочность и гуманность[2].

Добреньков В.И., Кравченко А.И. Фундаментальная социология: в 15 т. Т.9: Возрасты человеческой жизни. – М.: ИНФРА-М, 2005.- 1094 с.

[1] Добсон Дж. Родителям и молодоженам: доктор Добсон отвечает на ваши вопросы. М., 1993. С. 296.

[2] Тинейджеры заставят коммерсантов попотеть // Московская правда. 18 октября 1995.

Поделиться:

Share on facebook
Share on vk
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on print

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Call Now Button