Исследование феномена посттравматического роста как путь к переосмыслению парадигмы психологической работы с травмой

«Человек для полноты своей жизни
должен испытать бедность,
любовь и войну. Но не сразу».
О. Генри

«31 октября начались вооруженные столкновения, а уже 2 ноября
началась масштабная армейская операция с применением бронетех-
ники, вертолетов и тяжелого вооружения по вытеснению ингушей
из их сел в Пригородном районе». «В результате “миротворче-
ского” вмешательства Вооруженных сил и внутренних войск под
артиллерийским и вертолетным обстрелом мирных сел граждане
ингушской национальности вынуждены были покинуть свои дома,
а оставшаяся часть была уничтожена или захвачена в заложники…
Разграблено и разрушено до основания около 3200 ингушских до-
мовладений. Было уничтожено в той или иной степени 13 из 16 на-
селенных пунктов компактного проживания ингушей».

В эти дни бесследно пропали 192 человека ингушской националь-
ности. В том числе 179 мужчин и 13 женщин. По возрастным группам
они делятся следующим образом: 6 мальчиков и 2 девочки, 35 юношей
и 1 девушка, 106 мужчин и 3 женщины зрелого возраста, 29 пожилых
мужчин и 4 женщины, по 3 мужчин и женщин престарелого возраста.
Пропажа близких – незаживающая рана. Родственники ищут
их до сих пор. Больше для того, чтобы получить определенность в
ситуации, как говорят психологи, «закрыть гештальт». Массовые
преступления продолжают переживаться и переосмысливаться
самими жертвами, свидетелями, а также их родными и близкими.
В нашей стране и за рубежом об этих событиях написаны книги,
мемуары, публицистические произведения, исторические и поли-
тические исследования. Но редкими исключениями остаются по-
пытки научного анализа психологических феноменов, связанных с
потерей близкого человека: обретения силы в страданиях, психо-
логической готовности, экзистенциальной переоценки.

Из зарубежной литературы здесь могут быть упомяну-
ты книги Виктора Франкла и Бруно Беттельхайма. Их ав-
торы прошли через испытания нацистских концентраци-
онных лагерей и сумели не только достойно выжить, но и
проводить регулярные наблюдения и потом подвергнуть их ре-
зультаты профессиональному анализу. В. Франкл стал родона-
чальником нового направления в психологии – Третьей Венской
Школы психотерапии. Основываясь на своем богатом опыте
практикующего психотерапевта, Франкл не только анализирует
причины появления мучительного ощущения бессмысленности
жизни, которое царит в современном обществе, но и дает свой
рецепт избавления от страданий, вызванных этим ощущением.
Его книги для тех, кто исследует себя и свой внутренний мир.
Кто знает смысл, и кто его утерял. Для тех, у кого все в порядке,
и для тех, кто устал от жизни. Эти великие книги учат способно-
сти обрести смысл в любой ситуации: «Человек в поисках смысла»,
«Страдания от бессмысленности жизни. Актуальная психотера-
пия», «Логотерапия и экзистенциальный анализ», «Сказать жизни
“Да!” Психолог в концлагере» и др.

Для Б. Беттельхейма переломными стали 1938 и 1939 гг., ко-
торые он просидел в концлагере, сначала в Дахау, а затем в Бу-
хенвальде. Чтобы не сойти с ума, он, как профессиональный
психолог, занялся изучением болезненного поведения человека
в концлагере. Так появилась на свет книга «Просвещенное сердце
», которая спасла ему жизнь – защитила от лагеря, позволила
остаться человеком.
Анализ отечественной и зарубежной психологической литера-
туры показывает, что при изучении последствий травматического
события рассматриваются только негативные явления: стрессовое
расстройство, острое стрессовое расстройство, посттравматиче-
ское стрессовое расстройство, травматический невроз и др. Та-
кие реакции на травму изучались рядом психологов, и именно на
них долгое время делался акцент научным сообществом. Однако
изучение только негативных аспектов травмы и ее последствий
представляется недостаточным и не раскрывающим всей полноты
жизненного мира личности.

По мнению исследователей, «сложные жизненные ситуации
способствуют переживанию позитивных изменений, которые
проявляются в восприятии новых возможностей, в отношении к
другим людям, в повышении жизненных сил, в духовном преобра-
жении, в осознанной установке на благоприятное будущее. Этот
благотворный аспект травматического стресса назван посттрав-
матическим ростом… Он наблюдался у выживших после травмы
и выражался в положительных психологических и физических
изменениях». Р. Тедеши и Л. Калхаун определяют посттравма-
тический рост (развитие) как «позитивные психологические из-
менения, переживаемые в результате преодоления чрезвычайных
жизненных обстоятельств»

Исчезновение близкого человека оказывает воздействие, ко-
торое можно в определенной степени сравнить с травмирующим
событием. Тем не менее, эти события отличаются друг от дру-
га, и каждое из них вызывает специфические психологические
реакции. Травмирующее событие характеризуется насилием, и
его воздействие ограничено во времени. Ситуация, в которой
оказывается семья пропавшего без вести, не имеет временных
рамок. Боль и стресс, вызванные исчезновением человека, не
покидают близких. Люди, которые пережили травмирующее со-
бытие, должны принуждать себя (порой тщетно) к тому, чтобы
не думать о нем, мысленно не возвращаться к нему снова и сно-
ва. В отличие от них родственники лица, пропавшего без вести,
делают все от них зависящее, чтобы не забыть пропавшего без
вести и того, что с ним произошло . Вот почему определять
психологические страдания такой семьи как посттравматиче-
ское стрессовое расстройство (далее – ПТСР) – ошибочно. Такой
подход принижает особенность переживаний и недооценивает
постоянство стресса, возникающего в связи с неопределенно-
стью и неясностью положения. Для близких лица, пропавшего
без вести, травмирующей оказывается вся ситуация его исчез-
новения в целом. Отсутствие информации о пропавшем без
вести родственнике может погрузить его близких в состояние
травмирующей неопределенности, которое способно серьезно
нарушить течение их жизни .

Посттравматический рост (далее – ПТР) – это позитивная
трансформация личности в результате встречи со сложными
жизненными ситуациями. Данной проблеме посвящены редкие
работы отечественных и зарубежных психологов, которые свиде-
тельствуют, что личность в период кризиса проходит три группы
позитивных изменений, способствующих ее росту и развитию.
Первая группа включает в себя мобилизацию латентных ресурсов,
которые повышают самооценку, изменяют самоотношение, преобразовывают
картину мира человека, делают его более решитель-
ным, крепким и изобретательным в суровой жизненной реально-
сти. Вторая группа изменений указывает на то, что травмирующее
событие позитивно влияет на значимые взаимоотношения, т.е.
укрепляет их. Третья группа изменений называется экзистенци-
альной, так как речь идет об изменении философии жизни челове-
ка и определении его приоритетов в настоящее и будущее время.

Каждому из нас свойственно осмыслять события своей жизни
для того, чтобы справиться с ними, не просто пережить, а прожить
их, вынести из них положительный смысл. Именно это позволя-
ет человеку жить дальше, радоваться жизни, несмотря на нали-
чие трагичных событий в прошлом. Переживание горя по поводу
близких, пропавших без вести, является более травматичным и
болезненным из-за ситуации неопределенности. Поэтому все, что
касается обретения силы в страданиях, психологической готовно-
сти, экзистенциальной переоценки, еще более актуально для лю-
дей, родственники которых пропали без вести.
ПТР и ПТСР рассматриваются в психологии как результаты
столкновения человека с угрожающими его жизни событиями. Ча-
сто они могут быть взаимосвязаны. Некоторые положительно адап-
тируются к травме, используя опыт ее переживания как источник
мотивации. Другие обретают средство ухода от прошлого в работе,
достигают успехов в ней, нередко за счет своей семьи или межлич-
ностных связей. Выделяют три исследовательские позиции о связи
между ПТР и ПТСР. Исследования первого типа описывают трав-
му как разрушающий опыт, который не способствует каким-либо
дополнительным позитивным результатам. В других исследовани-
ях показано, что ПТР и ПТСР представляют собой два противопо-
ложных отрицательно взаимосвязанных полюса одного измерения.

Третьи работы позволяют получить данные о том, что после травма-
тического опыта в процессе адаптации появляются не только пси-
хиатрические симптомы, но также происходит переосмысление лич-
ностных особенностей, межличностных и социальных связей.
Выражения «бесследное исчезновение», «пропавший без вести
в бою», «неоднозначная потеря», «нерешенное горе» стары так же,
как сама исполненная конфликтов история человечества. После
каждой войны остаются люди, которые напрасно ждут возвраще-
ния своих близких и не знают, что с ними случилось. Вероятно,
один из первых известных примеров ожидания пропавшего без
вести представлен в греческой мифологии таким персонажем, как
Пенелопа, жена Одиссея. На протяжении десятилетий она ждет
своего без вести пропавшего мужа. Днем Пенелопа ткет саван для
своего свекра. По ночам же распускает свою дневную работу. Если
бы она закончила работу, то ей пришлось бы выбрать себе нового
мужа, признав, что Одиссей мертв. Она работает с удвоенной энер-
гией, и не двигается ни на шаг. При этом Пенелопа не может начать
скорбеть, поскольку ситуация до конца не ясна. Она все еще не
ощущает потерю реальной: «Для нее, находящейся в ловушке меж-
ду безнадежностью и надеждой, нет возможности для скорби» .

По мнению Б. Прайтлера, описание Пенелопы представляется «до
определенной степени архетипичным для всех периодов истории
человечества. В отличие от Одиссея, в большинстве своем мужчи-
ны не возвращаются, и чаще всего нет никаких указаний на то, как
они умерли и где похоронены» .

Насильственные исчезновения – самая тяжелая и трагичная
форма разлучения близких. В книге «Как предупредить рецидивы
психотравмы» опубликована наша Программа социально-психо-
логического сопровождения родственников похищенных и про-
павших без вести лиц . При составлении программы исполь-
зовался практический опыт работы с людьми данной категории,
накопленный командой психологов Центра психологической по-
мощи и психологической посткризисной реабилитации, включая
и собственный опыт непосредственного участия в организации и
проведении психореабилитационных мероприятий.

В процессе формирования ПТР ключевую роль играют такие
факторы, как ощущение безопасности, управление ситуацией,
контроль (точная и своевременная информация о ситуации по-
могает принимать осознанное решение), поддержка родствен-
ников и друзей, принадлежность к группе, смысл жизни (спо-
собность человека доказать себе и миру, что ничто в жизни не
сможет его вышибить из седла), надежда (возможность видеть
свет в конце туннеля). Человек должен быть уверен в том, что
даже в полной темноте вспыхивают искры надежды, искать эти
искры и не дать им сгореть бесцельно. Модель ПТР способству-
ет приобретению жизненной мудрости человеком, обогащению
сценария жизни. Исследования ПТР свидетельствуют, что этот
феномен представляет собой непрерывный процесс, а не стати-
ческий результат травмы.

Предметом нашего исследования стал ПТР родственников без
вести пропавших осенью 1992 г., во время конфликта в Пригород-
ном районе Республики Северной Осетии – Алании. С этой целью
в течение осени 2016 г. – лета 2017 г. в Республике Ингушетии про-
водились глубинные интервью с родственниками похищенных и
без вести пропавших. Они были главными источниками собира-
емых сведений. Количество бесследно пропавших членов семей
составляло от одного до пяти. Вопросы, которые задавались ре-
спондентам, касались событий осени 1992 г. и их последствий для
семьи, способов физического и социального выживания, эмоцио-
нального переживания и осмысления случившегося.

Фактически непосредственным объектом нашего исследова-
ния явилась сама жизнь родственников без вести пропавших, с
точки зрения возможного влияния на нее бесследного исчезнове-
ния, случившегося в истории семьи. До начала исследования было
неясно, в какой степени удастся выявить ПТР родственников без
вести пропавших. Мы не предполагали, с какими людьми нас све-
дет судьба, что мы откроем для себя такой пласт человеческой
красоты, таланта и силы. В процессе работы на нас хлынул поток
мыслей и исторических фактов, событий из неординарной био-
графии респондентов. Однако масштаб потерь и интенсивность
травм, пережитых родными и близкими, заставляли предполагать,
по крайней мере, теоретически, наличие ПТР и приобретение по-
сттравматической мудрости у респондентов.
В исследовании не было контрольной группы, главные сравне-
ния делались внутри выборки испытуемых на основе различий в
реакциях разных людей на травму. Ответы респондентов основы-
вались на их собственной памяти, эмоциональных переживаниях
относительно событий своей жизни, своей семьи, родственников
пропавших без вести.

Для оценки интенсивности выраженности смысловой направлен-
ности использовался опросник ПТР Р. Тадеши, Л. Колхауна (в адапта-
ции М.Ш. Магомед-Эминова). Данная методика включает в себя пять
шкал: отношение к другим (ОД), новые возможности (НВ), сила лич-
ности (СЛ), духовные изменения (ДИ), повышение ценности жизни
(ПЦ). Для определения ПТР в пределах указанных шкал пользуются
специальным ключом. Количественная оценка ПТР по каждой шкале
осуществляется путем суммарного подсчета баллов. Обработка про-
водится по «сырому» баллу. Затем с помощью нормативной табли-
цы определяются индекс и интенсивность ПТР по каждому фактору.
Испытуемые с высоким суммарным баллом ПТР характеризуются
следующим образом: после кризисной ситуации у них повышается
степень открытости, доверия, эмпатии. Возникает ощущение новых
возможностей, новых интересов, желание трансформаций. Они ста-
новятся увереннее в себе, сильнее и легче преодолевают новые пре-
пятствия на жизненном пути. Они лучше понимают нравственные
и религиозные проблемы окружающих. У них повышается ценность
жизни в целом и каждого момента в частности.

Для проведения интервью нами был разработан опросник из
50 вопросов с закрытыми и открытыми ответами (см. приложе-
ние). Вопросы предполагали получение двух видов информации:
объективной (дата рождения, состояние здоровья, образование,
профессия и т.д.) и субъективной (удовлетворенность жизнью,
взаимоотношения с миром, поиск смысла жизни, ценность собст-
венной жизни, отношение к религии, извлечение опыта из пози-
тивных и негативных событий жизни, участие в работе Комитета
по содействию поиску без вести пропавших и т.д.). Все вопросы
относились к четырем основным этапам:
1. Рассказ о себе.
2. Период психотравмы и личностных изменений.
3. Посттравматический рост и посттравматическая мудрость.
4. Трансформация травмы в инструмент помощи людям.

Всего в исследовании приняло участие 32 человека – родствен-
ника без вести пропавших. Из них у 30 человек близкие пропали без
вести во время событий осени 1992 г. в Пригородном районе и го-
роде Владикавказе; у 1 человека – после военных действий на терри-
тории Чеченской Республики в 2004 г.; у 2 человек – в мирное время.
В группе опрошенных у 4 человек (Р5, Р10, Р22, Р23) без вести пропали
по 4 члена семьи; у 4 человек (Р9, Р16, Р17, Р20) – по 3 члена семьи; у
5 человек (Р3, Р15, Р18, Р26, Р30) – по 2 члена семьи; у 19 человек (Р1,
Р2, Р4, Р6, Р7, Р8, Р11, Р12, Р13, Р14, Р19, Р21, Р24, Р25, Р27, Р28, Р29, Р31,
Р32) – по 1 члену семьи. Первоначально предполагалось включить в исследуемую группу примерно равное количество мужчин и женщин для возможного сравнения результатов. Но по результатам исследования в группе оказалось 12 мужчин и 20 женщин. Возраст опрашива-емых составил от 38 до 78 лет, т.е. они родились в период между 1939 и 1979 гг. Таким образом, в опросе приняли участие представители нескольких поколений, которые пережили войны, репрессии, вооруженный конфликт.

Место жительства 37 % опрошенных – Республика Северная
Осетия – Алания, т.е. территория, где происходили боевые дей-
ствия, в результате которых без вести пропали 192 человека ин-
гушской национальности, в том числе родственники большинства
респондентов. 63 % испытуемых проживают на территории Респу-
блики Ингушетия, что значительно облегчало встречи и проведе-
ние интервью.

Образование у 46 % респондентов высшее, у 20 % – среднее
специальное, у 34 % – среднее. При отборе участников исследо-
вания отдавалось предпочтение лицам с высшим образованием.
При этом главным соображением была возможность получать от
испытуемых более полные и детальные ответы на вопросы. Хотя
строгое соблюдение этого правила ограничивало возможность
обобщения результатов исследования. Достоинства его, по наше-
му мнению, доминировали над этим недостатком.

Семейное положение было следующим: 75 % опрошенных же-
наты (замужем), из них 68 % – один раз, 9 % имеют один развод,
у 12 % респондентов супруг пропал без вести, 12 % – вдовы, 9 % –
вообще не вышли замуж. У 81 % респондентов есть дети.
Общее количество респондентов, которые сотрудничают с Ко-
митетом по содействию поиску без вести пропавших, составило
75 %. Количество респондентов, которые являются членами об-
щественных организаций, движений, ассоциаций – 30 % («Матери
России», Общественная палата РФ, «Мемориал», «Машр» и др.).
Совершили хадж (религиозное паломничество мусульман в Мек-
ку) 30 % респондентов.

Продолжительность одного интервью достигала от 40 минут до
4 часов. Средняя продолжительность интервью составляла 50 минут.
Поиск родственников без вести пропавших был организован с помо-
щью Елизаветы Хасановны Баркинхоевой и частично при поддержке
Ингушского комитета по содействию поиску без вести пропавших.
Каждый человек – это эксклюзивное произведение. Соответст-
венно, роль и предназначение каждого тоже эксклюзивны. Очень
важный вопрос: «А в чем же мое предназначение?» Аристотель
считал, что призвание личности лежит на пересечении его талан-
тов и потребностей мира. Человек, исходя из этого, очень хорошо
должен знать себя, знать, какие же у него таланты, возможности,
способности, что отличает его от других. Он должен очень хорошо
слышать этот мир, слышать потребности мира. В этом его пред-
назначение. И, если он слышит мир, слышит его зовы и отклика-
ется на эти зовы, тогда можно сказать, что жизнь состоялась, она
была наполненной и значимой, и тогда он точно будет не просто
творением на день.

Многие наши респонденты после событий осени 1992 г. стали
больше ценить семью, родственников, больше времени проводить
со своими родными и близкими, вкладывать силы и средства в их
рост и развитие. Для них повысилась ценность жизни вообще и
своей собственной в том числе. Если женщины больше говорят о
своей семье, то мужчины имеют более масштабные представления
о семье и родственниках. Как правило, для женщины семья – это
ее муж и дети, а для мужчины семья – это мир, в котором он живет.

По словам В. Франкла: «Огромную психотерапевтическую и
психогигиеническую ценность имеет убежденность человека в
том, что ему есть ради чего жить. Мы возьмем на себя смелость
сказать, что ничто так не помогает человеку преодолевать объек-
тивные трудности и переносить субъективные неприятности, как
сознание того, что перед ним стоит жизненно важная задача. Осо-
бенно ярко это проявляется в том случае, когда человеку эта за-
дача кажется будто специально предназначенной для него лично,
когда она представляет собой нечто вроде “миссии”. Такая задача
помогает человеку ощутить свою незаменимость, жизнь его при-
обретает ценность уже потому только, что она неповторима».
Приведем примеры из интервью с нашими респондентами.

Респондент 25
«В первую очередь, я опиралась на свою семью. У меня тогда
здравствовали папа и мама, которых сегодня с нами нет. На своих
близких мы опирались, на родственников, на друзей, на всех, кому
не безразлична судьба твоя и твоих близких людей. В этом мире
одному прожить сложно».

«Ценность собственной жизни, она на сегодняшний день мною
так глубоко не оценивалась, но я понимаю, что у меня есть мои
близкие люди, моя семья, дети, воспитанием которых ты занима-
ешься и что они сегодня без тебя могут не выжить, ты просто
обязан это делать в силу того, что ты пришел на эту землю не
просто для того, чтобы есть, пить и дышать воздухом. С рожде-
нием своим каждый человек сразу берет на себя ответственность,
ты сегодня ответственен за судьбу близких тебе людей, за судь-
бы тех, с кем ты работаешь, за судьбы знакомых, за судьбы тех,
кто остался по ту сторону нашей границы, будем так говорить.
В силу этого ты не имеешь просто права не быть».

Мать – самый главный человек в жизни каждого из наших ре-
спондентов. В сердце матери ребенок навечно. Мать отдает ребен-
ку столько, сколько он никогда не сможет ей вернуть. Значитель-
ную роль в жизни человека играет и его отец. Родители подобны
звездам на небе, которые всегда светят тебе на пути. Приведем
фрагменты интервью, характеризующие отношение опрашивае-
мых к своим родителям.

Респондент 28
«Ну, первое время я для матери жил, отец у меня крепкий был,
отец был мужественный, нервы крепкие были, а мать очень мягкая
была. Для нее я старался ее поддерживать, и на работу устроился.
Я мог бы плюнуть на всё и уехать, сказать: я уеду, буду зарабаты-
вать, буду присылать вам, буду жить как все. Я мог уехать… из-за
нее остался. Можно сказать, из-за нее, в первую очередь… опирал-
ся на мать!»

Респондент 31
«Честно, я всегда смотрела на свою маму. Я и до сих пор это
всем говорю – если бы не наша мама, у нас бы ничего не было. Вот
смотрите, эти пули, эти взрывы, а моя мама, чтобы прокормить
семью, а я это и не скрываю, я и сейчас это говорю, моя мама вы-
ходила, там, в Грозном, где стоял президентский дворец, там был
мост и там был маленький базарчик, и мама туда ходила, а там
постоянно что-то взрывалось, там вот русские стояли солдаты,
а если где солдаты стоят, Вы сами знаете, эти чеченцы и русские
постоянно перестреливались. И вот моя мама ходила туда, меня
она не пускала, и приносила вот эти семечки, сигареты, жвачки.
И мы сидели с мамой на остановке и вот эти солдаты к нам под-
ходили, потом вот эти боевики, и вот эти деньги как бы мама
собирала на эту квартиру».

Респондент 26
«Цель всей жизни – это семья, дети, но у меня этого нет. Про-
сто свою цель я нашла в другом деле, я посвятила себя своей мате-
ри и профессии».

Респондент 1
«Семья, семья, дети… Мне всегда приятно было, когда дети учи-
лись хорошо, старшие двое учились хорошо, на четверки, пятерки,
развитые были дети, физически были развиты, не трусы… И зная,
что у меня двоюродные братья отца были в Брестской крепости,
члены нашей семьи, нашей фамилии, нашего рода, мы никогда не
умели за чьи-то спины прятаться, они были людьми не такими.
Вот это меня радовало, то, что они учились, я уже этим гордил-
ся, что они учатся. Хотя у меня была поддержка, я мог сказать
родственникам сделать так, чтоб на экзаменах не провалились.

Это меня радовало. В другой раз, когда мне говорили: “Ахмед, у тебя
хорошие мальчики, ты их хорошо воспитал”. Меня это смущало,
мне с одной стороны было неудобно, что мне в лицо хвалят их, а с
другой стороны, я же радуюсь, что у них хорошее воспитание, они
хорошие мальчики, они отзывчивые».
Все матери готовы отдать без остатка все за жизнь и здоровье
своих детей, за их счастье и покой. Материнство – это «жизнетвор-
чество, это миссия, от рождения данная женщине».

Респондент 2
«После событий 92-го года старший сын лежал в Грозненской
больнице, после высыпаний кожных. Туда была холодная электрич-
ка, чтоб одной не ехать, я взяла семилетнего второго мальчика.
Он замерз в этой электричке, “кукушке”, которая с Назрани в
Грозный ездила, но от того, что мы вышли в Грозном, нам нужно
было еще далеко идти, он очень устал и он мне сказал: “Хорошо,
что ты у нас есть! А что б мы делали, если бы тебя не было?”.
И вот эти его слова… он сегодня взрослый, он 85-го года, ему 31
год. Я вообще считала, что вправду, вот что бы они делали без
меня? Я не знаю, вот всегда говорят наши ингуши почему-то,
мальчикам легче, чем девочкам, когда остаются без родителей,
да неправда, мальчикам всегда тяжелее, потому что девочка за-
муж выйдет, там найдется хозяин, а мальчик – он парень, муж,
отец. Мужчину всегда должна дома ждать женщина, и я считаю,
им больше повезло, что я осталась. Да, мне где-то не повезло, я
осталась в 32 года одна, но счастье детей, наверное, это самое
главное для матери».

Многие респонденты отмечают, что дети, внуки, племянники –
их смысл жизни, их радость, их поддержка и вдохновенье, стара-
ются обеспечить им другую жизнь, наполненную позитивными
событиями, «без тоски и обреченности, без житейской безысход-
ности и повседневной суеты». «Страдание и горе являются
частью жизни, как судьба и смерть. Ни одно из них нельзя выр-
вать из жизни, не разрушая ее смысла. Лишить жизнь горя, смер-
ти, судьбы и страдания – значит, лишить ее присущих ей формы
и содержания. Ибо лишь под ударами молота судьбы, в горниле
страданий обретает жизнь свои содержание и форму».

Респондент 20
«Дети родились у меня и все внимание на них переключилось. Ду-
шевные силы начали ко мне возвращаться после рождения детей.
…Да, оттуда брала силы жить».

Респондент 21
«Вы знаете, сейчас в данное время, я живу из-за детей».
«Теперь я, знаете, какую ценность ощущаю… я борюсь, чтобы
мои дети были свободны. Не были кем-то вот, я лучше сделаю себе
хуже, и поставлю так, чтобы моим детям было легче, а мне труд-
нее. Пусть они за меня проживут. Только дети и все».

Респондент 7
«После трагедии с сыном, после потери мужа, как-то за себя и не
думаешь. Просто чтоб вот эти дети быстрее выросли, выучились,
женились, вот я младшему сыну говорю: ты женишься, хорошую
жену найдешь, и я хоть завтра на покой готова уйти. Спокойна
я буду. Ну и надеюсь я, что после его женитьбы больше собой зай-
мусь, просто мне некогда, больница – это крайний случай только,
санаторий. Собой займусь, остаток жизни, чтоб и им трудно не
было со мной возиться, буду себя поддерживать».

Респондент 24
«…знаешь, что хочешь — не хочешь жить надо, хотя бы для де-
тей, для внуков. Когда внучек балуешь, когда смотришь, как они
смеются, организм постепенно восстанавливается».

Респондент 18
«Жизнь, как таковую, надо всегда ценить. Когда ты утром про-
сыпаешься, открываешь глаза, и ты дышишь – это уже счастье.
А так, как Вам сказать… О себе… когда я вижу своих внуков (сме-
ется), мне хочется еще… хочется жить для них, чтобы видеть их
радостными».

Респондент 3
«Смысл моей жизни на сегодняшний день заключается в том,
чтобы… во-первых, я помогаю детям своего без вести пропавшего
брата, их пятеро осталось, три сына, две дочки. Я им помогаю
максимально, помогла им получить образование, во всяком слу-
чае, они как-то худо-бедно устроились в этой жизни, не стали на
скользкий, или какой-то неправильный путь, я контролировала
эту ситуацию. И в этом плане, я считаю, что я что-то сделала
для своего брата, для памяти своего без вести пропавшего брата».

Респондент 26
«Новый путь для меня это воспитание моего племянника. Дать
ему хорошее образование и поставить на ноги, чтобы он стал
сформировавшейся личностью».

Респондент 9
«С 92-го года судьба без вести пропавших и то, что я увидел в
92-м году, вот эти трупы беззащитных людей, беспомощных лю-
дей, вот это все и заставило переосмыслить то, зачем я живу и с
какой целью я живу. Я сегодня уже не буду говорить громкие слова.
Я всегда был патриотом своего народа, и душой и телом всегда был
с народом, так что для меня в первую очередь это был мой народ,
мой язык, на нем меня научила говорить моя мать. Я отношусь ко
всем народам хорошо, народов нет хороших и плохих, есть люди
некоторые, хорошие и плохие люди, и у нас тоже есть такие же».
«Жить человек, он будет везде жить, покушать зайти, пере-
спать можно везде, но так мягко и сладко как в родном доме спишь,
в родной семье находишься, такого не бывает. Поэтому всегда
нужно ценить и уважать свой народ».

Перед тем как умереть, человек должен пожить. А что значит
жить? В. Франкл утверждал: «Лишь в той мере, в какой мы забыва-
ем себя, отдаем себя, жертвуем себя миру, тем его задачам и требо-
ваниям, которыми пронизана наша жизнь, лишь в той мере, в какой
нам есть дело до мира и предметов вне нас, а не только до нас самих
и наших собственных потребностей, лишь в той мере, в какой мы
выполняем задачи и требования, осуществляем смысл и реализуем
ценности, мы осуществляем и реализуем также самих себя».

Респондент 12
«Но потом ты понимаешь, что ты делаешь это не ради людей, я
это делаю ради себя, ради того, чтобы быть на стороне добра, и вот
это дает сил. Зная, что ты действительно хочешь изменить этот
мир, и как это, ты лучше других знаешь, насколько честно ты это
делаешь, насколько откровенно ты это делаешь, насколько от души
ты это делаешь. Действительно, есть примеры, если их и не озвучи-
вают, ты-то знаешь, что эти успехи есть, кому-то ты конкрет-
но помог, хоть как-то, кому-то справедливости добиться, кому-то
компенсации, кому-то восстановления на работу. Ты понимаешь,
что хотя бы ради этого, ради этих улыбок, которые у них возника-
ют, ради радости, которой родители испытывают, часто вижу и
унылых людей. Ради этого нужно работать, руки опускать нельзя,
от тебя зависит, какие цели ты ставишь и что ты ждешь, вот я
ничего не жду, мне легко, я не жду ни от людей ничего, ни от власти
ничего, мне от них ничего не надо ни в личном плане, ни в этом…
единственное, чего не хватает – это узнать где похоронили брата».
А. Сент-Экзюпери писал: «Лишь теперь я понимаю, зачем осу-
жденному на казнь последняя сигарета и стакан рома. Прежде я
не мог понять, как смертник принимает эту милостыню. А ведь
она доставляет ему истинное удовольствие. И если он улыбается,
все думают: какое мужество! А он улыбается, потому что приятно
выпить рому. Люди не знают, что он просто мерит другой мерой, и
этот последний час для него – целая жизнь».

Респондент 2
«…я стараюсь получить от жизни все, что возможно. Я всегда
говорю, а вдруг я завтра не проснусь? Нужно сегодня жить, конечно,
не забывая о завтрашнем дне… я живу сегодняшним днем. Поло-
жено завтра, буду и завтра жить, ну не положено – чтоб хоть не
жалеть о том, что день ушел.
… ты понимаешь, что ты должен созидать, помогать. Если каж-
дый на своем месте будет немножко помогать, ведь все преобразится,
и мы должны молодежи подавать пример. Вот в этом и есть смысл.

Сын работал в структурах, я видела, что раньше он часто те-
рял друзей на спецоперациях, когда учатся, второй сын приходит,
разные истории рассказывает. Во-первых, переживаешь, когда на
дорогах ДТП, я начала понимать, что надо больше говорить с
детьми. Я понимаю, что нет работ, они должны быть чем-то за-
няты, когда они выходят на улицу, кто-то их, свободных, ловит,
но, поверьте, такая же нелегкая ситуация во всех регионах России.
Поэтому, мое мнение такое, что вот жизнь моих детей, которые
приходят в дом…

Когда ты выезжаешь за пределы республики, люди, которые
тебя не знают, чисто попутчики, им нужно поделиться с кем-то,
наверное, я располагаю к себе доверием, когда тебе рассказывают,
ты начинаешь понимать, ты даешь уже неосознанно советы, ко-
торые кому-то пригодятся, а кто-то их пропустит. Вот мне ка-
жется, такие моменты мне дают возможность по-новому осозна-
вать что-то, силу дают».

Респондент 23
«Дорожу я каждым днем [смеется]. Вот иду я, если я пешком
иду, смотрю, чирикают птицы – как прекрасно!
Да, смотрю вон – деревья какие, от ветра туда-сюда колы-
шутся – какая прелесть! Давай я постою, давай я еще раз прой-
дусь. Это так приятно. Утром проснешься, солнце заливает двор.
Хорошо, конечно. Я ценю все эти моменты, очень даже.
Я пришла к пониманию того, что в силу своего возраста, что
жизнь такая вещь, когда ты чувствуешь, что ее надо принимать
какая она есть».

Респондент 24
«Но жизнь, она… я понял, что жизнь, она, оказывается, не веч-
ная, ею надо дорожить, ценить каждый день. Ну и по мере способ-
ностей, желаний и возможностей делать что-то хорошее для лю-
дей, чтобы можно было потом ответ держать».

Респондент 31
«Если раньше мне казалось, я заболею и умру – ну и что, я умру.
А вот сейчас, когда такие бы вещи мне кто-то бы сказал, я под-
умала бы, что этот человек – дурак. Почему? Во-первых, я про-
сыпаюсь, я уже знаю, что я уже может быть, вот каждый день,
говорят, надо прожить его и прочувствовать. Вот я теперь его
проживаю и чувствую. Вот я когда просыпаюсь [смеется], гово-
рят, со старостью приходит это, или с годами, вот птичка поет,
думаю “Боже мой, а я никогда этого не замечала” или, например,
там колыхнулось что-то – “Боже мой, как красиво!”. Вот сейчас я
это понимаю… я уже к старости иду, я уже понимаю смысл того,
что прожит день – слава Аллаху! [смеется]».

В. Франкл приводит такую ситуацию: «Один чернокожий заклю-
ченный, приговоренный к пожизненной каторге, был отправлен на
корабле из Марселя на остров Дьявола. Когда пароход вышел в откры-
тое море, на нем неожиданно вспыхнул пожар. С заключенного сня-
ли наручники, и он благодаря своей необычайной силе сумел спасти
многих пассажиров корабля. Позднее за этот героический поступок
его амнистировали. Если бы на набережной Марселя этого человека
спросили, видит ли он хоть какой-нибудь смысл в своей оставшей-
ся жизни, он бы наверняка ответил отрицательно. Никто не может
знать, что готовит ему жизнь, какие падения и взлеты ожидают его.
Чем больше он видит жизнь как выполнение поставленных пе-
ред ним задач, тем более полной смысла кажется она ему».
Приведем примеры того, как видят смысл жизни наши ре-
спонденты.

Респондент 3
«Во-первых, мир прекрасен. Жить – все равно это лучше, чем
загнать себя в угол и превратить неизвестно во что. Жизнь, она
все равно прекрасна, какие бы сложности ни были. Конечно, есть
неизбежность, с которой мы должны согласиться, любая человече-
ская жизнь не бесконечна.
Жизнь надо, конечно, ценить, каждый миг. Тем более, если ты
делаешь для кого-то добро, а я для себя остаток, последние 24 года,
в принципе, жизнь моя мне не принадлежала. Я практически всегда
жила для всех, решала за всех и социальные, и еще какие-то, и эти
вопросы. Писала, печатала, относила, отправляла… Чем жить
калекой, лучше жить полноценной жизнью и больше приносить
пользу и общаться с людьми».
«Обыкновенный человек, действительно справляющийся с
конкретными задачами, которые ставит перед ним его положение
в обществе и в семье, несмотря на свою “маленькую” жизнь, более
“велик”, чем “великий” государственный деятель, который спосо-
бен вершить судьбы миллионов росчерком пера, но чьи безнрав-
ственные решения могут нести в себе непоправимое зло.

Представьте себе истинного ценителя музыки, сидящего в кон-
цертном зале и поглощенного благородным звучанием любимой
симфонии. Он охвачен таким же эмоциональным трепетом, какой
испытываем мы перед лицом чистейшей красоты. Попробуем те-
перь спросить его в этот самый момент, имеет ли смысл его жизнь.
И он обязательно ответит, что действительно стоило жить – хотя
бы ради того, чтобы испытать подобный момент духовного экста-
за. Ибо даже несмотря на то, что речь идет об одном-единственном
моменте, величие жизни может быть измерено величием момента:
ведь высота горной гряды определяется не высотой какой-нибудь
долины, а величиной высочайшей вершины».

Респондент 5
«Каждое утро, когда я просыпаюсь, я так бываю счастлива, что
я открыла глаза, я вижу солнце, которое светит в окно, что из крана
течет вода, дома удобства, на столе яств не перечесть, и выйдешь
на улицу, с соседями здороваешься и есть куда прийти. Понимаешь,
что ты не иждивенец, сам на хлеб зарабатываешь. Вот я прихожу на
работу, уже подходишь к дверям школы, уже дети подбегают, с тобой
обнимаются и, начиная с гардероба нашей школы, все тебе улыбают-
ся, ты чувствуешь, что ты желанен в этом месте. И постоянно я
набираю мамин телефон, мама отвечает бодрым голосом, конечно, я
каждый этот день ценю. Я так счастлива потому, что Аллах… Ко-
нечно, дело идет к старости, это немножко тревожит человека, но в
этот момент я вспоминаю тех людей, которые не дожили и до пяти-
десяти, до шестидесяти лет, умерли в молодости и в младенчестве
даже, и Аллах отнесся к тебе благосклонно и до таких лет дожил и
востребован до сих пор. Конечно же, я этим сильно дорожу».
«Когда такие события переживаются, наверное, какие-то тер-
рористические или вообще, мне кажется, человек вот здесь начи-
нает понимать значимость человеческой жизни. Человек начина-
ет понимать хрупкость человеческой жизни. Потери родных и
близких, знакомых приводят человека к осознанию того, что каждым
днем, проведенным со знакомым, с близким, надо дорожить.

Такая близость психологическая появляется, конечно, дружеская,
соседская, родственная близость укрепляется посредством того,
что начинаешь осознавать, как уязвим на свете человек».
Оставайся! Так мало здесь чутких и честных…
Оставайся! Лишь в них оправданье земли.
Если лучшие будут бросаться в пролеты.
Скиснет мир от бескрылых гиен и тупиц!
Полюби безотчетную радость полета…
Разверни свою душу до полных границ.
Будь женой или мужем, сестрой или братом,
Акушеркой, художником, нянькой, врачом,
Отдавай – и, дрожа, не тянись за возвратом.
Все сердца открываются этим ключом.

Респондент 6
«Опять же, когда я поняла, что я могу сделать больше, если я
стану лучше в плане своих личностных качеств, то тогда я уже
начала работать над своими личностными качествами, а не над
своей проблемой. И тогда уже все изменилось в лучшую сторону».

Респондент 12
«Мне кажется, что самое главное – это уберечь себя от пассивно-
го падения. Иногда ко мне тоже приходят минуты разочарования, но
я всегда верил в лучшее. Я знаю, что в принципе, если глобально взять,
в этом мире идет борьба со злом, и главное, чтоб добро побеждало».
«Когда ты становишься умнее, старше, ты много что видишь
по-другому и твой жизненный опыт, он помогает тебе видеть…
как объяснить…когда ты идешь по дороге, или по тропинке, не
важно, ты видишь определенную картинку, но если ты залезешь,
сегодня в городе на высотку любую, ты увидишь город совсем по-
другому, с высоты птичьего полета он виден вообще по-другому.

Чтобы думать, иметь более такое развитое мышление, видеть
глобальнее проблему, всегда нужно подняться на высоту птичьего
полета. В любых вещах: меркантильные, не меркантильные, лю-
бые, одежда, бытовое, машины, дома, вот это все если ты посмо-
тришь с такой высоты – оно имеет совсем другую ценность».
В. Франкл утверждал: «Человек ваяет свою жизнь из того ма-
териала, который дан ему судьбой: в творчестве, в переживаниях
или страдании он созидает ценности собственной жизни – каж-
дый по мере своих сил формирует или ценности творчества, или
ценности переживания, или ценности отношения.
“Фрагментарность” жизни, по Зиммелю, не умаляет ее смысла.

Из длительности сроков жизни мы никогда не сможем вывести
меру ее осмысленности. В конце концов, мы не можем судить о
биографии на основании числа входящих в нее страниц или ее
продолжительности – мы должны основываться в оценке любой
биографии на богатстве ее содержания. Героическая жизнь, даже
если она оборвалась в юном возрасте, без сомнения, более содер-
жательна и осмысленна, чем существование какого-нибудь тупи-
цы-долгожителя. Нередко незавершенные произведения оказыва-
ются среди наиболее достойных творений человека».

Респондент 12
«…жизнь одна, нужно, конечно же, заниматься и своим благосо-
стоянием, нужно жениться, семья, родители. Это все не вернется,
это все проходит очень быстро. Вообще наша жизнь, как миг, ко-
торый быстро пройдет».

Респондент 12
«Она же изменилась, жизнь, она изменила возможности челове-
ка, и этими возможностями нужно пользоваться. Нужно все-таки
жить с учетом того, что эти возможности появились, ты про-
сто должен выбирать, что тебе нужно и не нужно. Я говорю: самое
главное – не забывайте, что жизнь одна, она быстро проходит и
есть много вещей, которые важнее, чем личное обогащение».
«Поэтому нужно просто верить в лучшее, стремиться делать
добро, не участвовать в подлости, все, больше нет никаких вещей.
Самое главное, очень важное – цените здоровье и свое окружение.

Это очень важные вещи, знания, здоровье и ваши близкие. Никто,
ни один чиновник, ни один влиятельный или известный человек не
сделает для вас больше, чем самые близкие люди, друзья и родст-
венники. Вы с ними связаны по жизни, какими бы они бедными не
были, какими мы плохими, что бы у них не было. Просто жизнь, не
считая исключений, в жизни дороже их никого нет, дороже любого
чиновника, влиятельного, богатого олигарха, хоть кого. Это люди,
которые с вами связаны, родство, дружба. Настоящих друзей мно-
го не бывает, я говорил, некоторые живут, и у них никого нет ря-
дом, цените это. Не стремитесь радоваться чужому горю, пожить
за чужой счет. Такого не бывает, если вы отбросите такие мысли,
просто знайте, что все будет хорошо. На все воля Всевышнего,
мы – только причины на этой земле, должны идти и стараться
менять этот мир к лучшему. Остальное все не наше. Если суждено
было человеку погибнуть – он погиб, если его похитили, сделайте
все возможное, но при этом не теряйте голов, всегда нужно не те-
рять надежду и не бросаться в крайности, это тоже очень важно,
остальное все будет».

Респондент 9
«Смысл – это такое емкое слово… смысл жить. Жизнь – она вот
этим не заканчивается, значит, судьбой предназначено так мне все
эти испытания пройти, все это увидеть, все это прочувствовать
и, значит, это было послано Всевышним, чтобы испытать меня и, я
думаю, как бы тяжело не было, человек все равно находит в душе уте-
шение, в каком-то уголке души надежда все равно остается. Если чело-
век теряет надежду, значит, он теряет смысл существования. А по-
терять смысл существования – это значит, человек на все способен.
И здравый смысл, всегда нужно иметь здравый смысл. Здравый смысл
в том, что как бы тяжело не было, завтра должно быть все лучше и
жизнь продолжается. Мы не имеем морального права расслабляться,
бросить всех. Это самый легкий вариант, легкий выход из положения».

Респондент 17
«Да уже жизнь научила с трудностями справляться, конечно.
Уже более осознанно на все смотришь, какая-нибудь возникает
проблема, думаешь: это же все можно решить, главное, что чело-
век живой, он рядом. Проблемы такой нет, лишь бы был живой,
можно решить любую проблему».

Результаты исследования убедительно подтверждают взгляды
М.Ш. Магомед-Эминова, который изучает феномен экстремально-
сти и считает, что он «имеет не только негативный, но и позитив-
ный аспекты и может быть полноценно рассмотрен в трансфор-
мационной триаде “страдание – стойкость – рост”». «Ситуация
экстремального опыта может стать как источником страдания, так
и источником стойкости, мужества и роста, просветления, в зави-
симости от смысловой позиции, которую занимает человек».

У всех испытуемых выявлен высокий и средний уровни ПТР.
В работах М.Ш. Магомед-Эминова показано, что непосредственно
после травматического эпизода ПТР не регистрируется. В то же
время у испытуемых, которые конструировали травматическое
событие прошлого в жизненной перспективе, отсрочено реги-
стрировались высокие показатели ПТР. Полученные данные ре-
спондентов, которые потеряли своих родственников 25 лет назад,
вполне согласуются с выводами М.Ш. Магомед-Эминова и под-
тверждают теорию трансформации личности.
В отношении показателя ПЦ («повышение ценности жизни»)
полученные данные подтвердили положения теории В. Франкла.
При этом ключевой силой развития личности является врожден-
ное стремление к осознанию смысла жизни. В жизни человека нет
готовых сформулированных смыслов. Они неповторимы, индиви-
дуальны, эксклюзивны для данного человека в данный момент его
жизни. Франкл подчеркивает, что обретение и реализация смысла
всегда связаны с внешним миром, с творческой активностью чело-
века, субъектными параметрами и его успешными достижениями.

Смысл жизни можно найти в любой из этих ценностей и поступ-
ках, порождаемых ими. Следовательно, нет таких обстоятельств и
ситуаций, в которых человеческая жизнь утратила бы свой смысл.
Нахождение смысла в определенной ситуации В. Франкл называ-
ет «осознанием возможностей действия по отношению к данной
ситуации». При этом автор считает, что отсутствие смысла жизни
или наличие непреодолимых препятствий на пути его реализации
приводит к невротическим проявлениям, обеспечивая тем самым
у человека состояние экзистенциального вакуума и экзистенци-
альной фрустрации. Из интервью респондентов становится ясно,
каким образом и как они сформулировали свой смысл жизни.
Каждый из них стал намного лучше понимать ценность собствен-
ной жизни и больше ценить каждый день своей жизни.

Предпринимая исследование, мы думали, что именно на мате-
риале без вести пропавших можно будет получить незначительный
процент ПТР и посттравматической мудрости. Действительность
оказалась иной: по прошествии 25 лет мы выявили у родственников
без вести пропавших позитивное отношение к людям, огромную
силу воли, неисчерпаемые возможности, неограниченный ресурс,
грандиозный психологический потенциал, духовные изменения.

Следующий результат, который мы хотели бы выделить – особая
роль женщин в демонстрации ПТР. Она выразилась в целом ряде
фактов. Это, во-первых, активное участие жен, дочерей, сестер по
сравнению с их братьями в Комитете содействия поиску без вести
пропавших; во-вторых, более частое упоминание детьми матерей
как носителей и трансляторов памяти об этих людях. Мы ни в коем
случае не хотим сказать, что вклад мужчин в поиск родственников
меньше. Напротив, в отчетах испытуемых было немало упомина-
ний о них как о сильных личностях и примерах для подражания.
Объективные причины этого обстоятельства хорошо известны и
подтверждены нашими данными: мужчин похитили больше, чем
женщин, а те из них, кто остался в живых, хуже выживали и уми-
рали раньше, большинство тех, кто сотрудничает с Комитетом
по содействию поиску без вести пропавших – женщины, которые
имеют активную социальную позицию; мужчины позже уходят на
пенсию, чем женщины, и сотрудничество с различными организа-
циями им менее доступно в силу их занятости; продолжительность
жизни среди женщин выше, чем среди мужчин.

Важно отметить, что мы не рассматриваем травму как некое
благо. Наоборот, люди, переживающие ее, сталкиваются с мно-
жеством негативных последствий. Как утверждают Л.Г. Калхун и
Р.Г. Тедеши, для ПТР обязательны небольшие расстройства и раз-
витие ПТР происходит постепенно. Все респонденты, принимав-
шие участие в исследовании, потеряли своих родных и близких 25
лет назад. ПТР вызван событием, разрушившим привычный мир
родственников без вести пропавших, бросившим серьезный вызов
их ценностям, ориентирам, верованиям, мировоззрению. Анализ
теоретической литературы показывает, что ПТР возникает в том
случае, когда травма занимает ключевое место в жизни человека,
и ПТР не может быть зафиксирован при отсутствии психического
потрясения. Условием формирования ПТР являются личностные
особенности человека, которые демонстрируют его способность
к росту. «Позитивные связи были найдены между открытостью и
экстраверсией, способностью соглашаться и добросовестностью».

В то же время нейротизм оказался отрицательно связан с ростом.
«Позитивные связи также были продемонстрированы с выносли-
востью, оптимизмом, самоэффективностью, надеждой, юмором и
внутренним локусом контроля. Ощущение согласованности – еще
одна черта, которая, по мнению ряда исследователей, влияет на
ПТР: это фактор, способствующий успешному разрешению труд-
ных ситуаций».

Еще один фактор, который мы хотели бы выделить – ДИ («ду-
ховные изменения»). Духовная жизнь родственников без вести
пропавших укрепляла их, помогала им адаптироваться в жизни и
тем самым повышала их шансы выжить. Наши респонденты, при-
выкшие к интенсивному духовному существованию, переживали
и переживают события осени 1992 г. в Пригородном районе и в го-
роде Владикавказ болезненно, но, несмотря на это, они не оказы-
вали разрушительного действия на их духовное бытие. Напротив,
у всех респондентов отмечаются духовные изменения, и все они с
возрастом стали более религиозными.

«Отсутствие информации об участи пропавшего без вести
близкого человека и, страх, что с ним могло произойти самое худ-
шее, постоянно тревожит его семью. Психологическая поддер-
жка в данном случае остро необходима, психологи помогут найти
скрытые ресурсы человека, помогут восстановить потенциал, но
истинное исцеление может наступить только, когда разрешится
неопределенность ситуации, когда прояснится судьба пропавших
родственников, когда можно будет их оплакать и достойно про-
ститься, если они погибли».

Исследование родственников без вести пропавших показало,
какие условия и факторы могут инструментально обеспечить у
людей ПТР: благоприятная этнокультурная среда, религия, служе-
ние другим (родителям, детям, племянникам, пострадавшим, на-
роду), социальная поддержка, новые интересы, новые возможно-
сти, новый путь в жизни, осознание своей способности изменить
мир, неограниченного собственного психологического ресурса,
понимание ценности жизни вообще и своей в частности. Следова-
тельно, у трагедии могут быть разные последствия: пострадавший
в ходе вооруженного конфликта может оказаться в состоянии хро-
нического стрессового расстройства, а может и приобрести ПТР,
если будут созданы благоприятные для этого условия и факторы.

Если люди не решают проблему неоднозначной потери, не пы-
таются ее искоренить, то она может затрагивать их потомков в
течение нескольких поколений. Именно это наследие находится в
корне многих личных и семейных проблем. Состав семьи меняет-
ся в сознании членов семьи, когда изменяются условия, происхо-
дят потери или дополнения. Часто посторонним не видно, какова
семья, однако профессиональные терапевты, которые работают с
парами и с семьями, должны знать, кто присутствует и отсутству-
ет из членов семьи. Когда люди переживают неоднозначную поте-
рю, это причиняет страдание, в таких ситуациях особенно важной
является сплоченность семьи в попытках минимизировать боль.
Более того, необходимо профессиональное психологическое со-
провождение родственников без вести пропавших в специализи-
рованных центрах, которое будет способствовать формированию
ПТР и развитию личности.

В нашем исследовании нашла подтверждение теория М.Ш. Ма-
гомед-Эминова о том, что экстремальная ситуация амбивалентна:
во-первых, она несет в себе угрозу, опасность, негатив, деструкцию
или требует порой ответной деструкции в адрес других; во-вторых,
взывает к решительности, стойкости, мужеству, человечности,
духовности, внимании, поддержке, «к высшим трансгрессивным
переживаниям и духовным устремлениям». В экстремальной
ситуации осуществляется трансформация смысловой структуры
личности, возникает триадическая структура «расстройство –
адаптация – рост», или «страдание – стойкость – трансгрессия».
Одновременно было обнаружено, что обретение и реализация
смысла всегда связаны с внешним миром, с творческой активно-
стью человека, субъектными параметрами и его успешными до-
стижениями. Смысл жизни можно найти в любой из этих ценно-
стей и поступках, порождаемых ими. Следовательно, нет таких
обстоятельств и ситуаций, в которых человеческая жизнь утрати-
ла бы свой смысл.

 

Просмотреть полностью: Войны и вооруженные конфликты на юге России