РАЗМЕЩЕНИЕ СЕЛФИ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ: ОДНА ИЗ ФОРМ ОБЩЕНИЯ ИЛИ КОМПЕНСАЦИЯ?

    РАЗМЕЩЕНИЕ СЕЛФИ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ: ОДНА ИЗ ФОРМ ОБЩЕНИЯ ИЛИ КОМПЕНСАЦИЯ?
            Массовое распространение привычки регулярно делиться своими фотографиями принято связывать с включением современных технологий в ежедневную деятельность человека. Но при равной доступности смартфонов и подобных им устройств одни молодые люди увлекаются публикацией селфи на уровне зависимого поведения, другие выкладывают свои фотографии время от времени, а третьи не делают этого никогда.
Исследования последних лет показывают, что сетевая активность респондентов связана как с их полом и возрастом, так и с рядом личностных характеристик, например, с чертами «темной триады»: нарциссизмом, макиавеллизмом и психотизмом (например, Fox & Rooney, 2015). На уровне обыденного знания существуют разнообразные и иногда противоречащие друг другу стереотипы о том, что чрезмерное увлечение селфи связано с эгоцентризмом, с неуверенностью в себе, со стремлением к самоутверждению, с избытком свободного времени, с актуальной модой и т. д. Нас заинтересовал вопрос о том, существует ли связь между количеством выкладываемых в сеть фотографических автопортретов и просмотров откликов на них и удовлетворенностью своей внешностью, а также с оценками социальной поддержки, т. е. не является ли частое обращение к виртуальной аудитории компенсацией проблем в реальной жизни.
В исследовании приняло участие 85 человек в возрасте от 18 до 44 лет, 86 % женщин, студенты-психологи, получающие первое или второе высшее образование. В работе были использованы:
1)​ сконструированный нами опросник, направленный на выяснение причин, по которым респонденты делают свои фотографии и публикуют их в социальных сетях, а также представлений о причинах, по которым это делают их ровесники;
2) опросник социальной поддержки SOZU-22;
3)​ анкета, включающая социально-демографические вопросы, информацию о количестве онлайн и офлайн друзей, сетевом поведении респондентов, а также об их самооценке привлекательности.
Статистический анализ полученных данных не подтвердил наше предположение об обратной связи между количеством селфи и удовлетворенностью своей внешностью и социальной поддержкой.
           Частота публикации селфи и просмотров лайков положительно коррелируют с общим баллом по опроснику социальной поддержки (p < 0,05). При сравнении с помощью критерия Манна-Уитни групп респондентов, выкладывающих свои фотографии в сеть чаще двух раз в неделю и реже, чем один раз в неделю, оказалось, что именно регулярно публикующие селфи люди отмечают и большую удовлетворенность социальной поддержкой (р < 0,05), у них больше онлайн и офлайн друзей (р < 0,01), они чаще просматривают отклики на свои фотографии (p < 0,0001). Было также выявлено, что респонденты, высоко оценивающие свою привлекательность, несколько чаще публикуют селфи, имеют большее количество друзей или подписчиков в социальных сетях (p = 0,017), отмечают большую удовлетворенность социальной поддержкой (p = 0,020), более высокую эмоциональную поддержку (p = 0,037), в то же время они в меньшей степени признают, что делают селфи с целью соответствовать групповым нормам.
Чем больше расхождение между реальной и идеальной привлекательностью, тем ниже респонденты оценивают удовлетворенность социальной поддержкой. Указывая, что хотели бы иметь больше друзей, они в большей степени соглашаются с тем, что выкладывают селфи для того, чтобы соответствовать стандартам социальной группы: «все так делают», «не хочу быть белой вороной», и приписывают этот же мотив своим ровесникам.
Таким образом, полученные данные опровергают представление о том, что избыточная частота публикации фотографий в социальных сетях свидетельствует о проблемах с общением в реальной жизни. У людей, регулярно выкладывающих селфи и просматривающих реакцию окружающих на свои фотографии, больше и реальных, и сетевых друзей, они чувствуют эмоциональную поддержку со стороны окружающих и отмечают удовлетворенность социальной поддержкой в целом.
Никитина Е.А. Размещение селфи в социальных сетях: одна ихз форм общения или компенсация?//Внешний облик в различных контекстах взаимодействия: материалы Всероссийской научной конференции, 28–30 октября 2019 года / под общ. Редакцией П.Н. Ермакова, В.А. Лабунской, Г.В. Серикова. – Москва: КРЕДО, 2019. – 266 с.

ОБРАЗ СЧАСТЛИВОГО ЧЕЛОВЕКА​ В ПОДРОСТКОВОМ​ И ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ

ОБРАЗ СЧАСТЛИВОГО ЧЕЛОВЕКА​ В ПОДРОСТКОВОМ​ И ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ
Проблема эмоционального самочувствия молодежи является в​ современной психологической науке и практике весьма актуальной. В​ этом отношении важно исследовать не только уровень благополучия и удовлетворенности жизнью, но и представление молодых людей о счастье и о счастливом человеке, представленность и содержание этих образов в сознании, их специфику, в том числе обусловленную возрастными и гендерными характеристиками молодежи. В данной работе мы бы хотели привести фрагмент поискового исследования, направленного на изучение особенностей представлений о счастье у молодежи разного пола и возраста, одной из задач которого выступало определение отличительных особенностей счастливого и несчастливого человека. Выборка: 77 человек, из них 32 подростка (17​ мальчиков и 15 девочек от 14 до 16 лет) и 45 представителей юношеского возраста (25 юношей и 20 девушек от 17 до 24 лет). Метод сбора информации​ – анкетирование, обработки​ – частотный и сравнительный анализ. Все полученные нами факторы в портрете счастливого человека можно условно разделить на две группы​ – это внешне наблюдаемые, невербальные признаки и различные внутренние переживания и качества человека. Первую группу преимущественно составляют: улыбка (33​ %​ – мальчики, 59​ %​ – девочки, 34​ %​ – юноши, 55​ %​ – девушки); счастливый взгляд (27​ %​ – мальчики, 41​ %​ – девочки, 24​ %​ – юноши, 35​ %​ – девушки) и смех (20​ %​ – мальчики, 18​ %​ – девочки, 16​ %​ – юноши, 15​ %​ – девушки), которые называют представители всех изучаемых нами групп молодежи. При этом все испытуемые также называют доброту (20​ %​ – мальчики, 29​ %​ – девочки, 20​ %​ – юноши, 45​ %​ – девушки), подразумевая, что счастливому человеку свойственны «понимающее отношение к другим людям», «способность прощать» и «готовность прийти на помощь». А​ также указывают на общительность (33​ %​ – мальчики, 18​ %​ – девочки, 12​ %​ – юноши, 15​ %​ – девушки), которая включает в себя такие ответы, как «открытость» и «разговорчивость».

           Интересно, что мальчики в отличие от девочек считают, что счастливый человек отличается уверенностью в себе и своих силах, девочки чаще мальчиков и девушек выделяют в качестве отличительных особенностей счастливых людей «великодушие» и «щедрость», в то время как девушки чаще юношей ориентируются на доброту, и чаще девочек​ – на энтузиазм.
          Признаки несчастливого человека во многом являются обратными по сравнению с отличительными особенностями счастливых людей. В​ частности, улыбке противостоит ее отсутствие (27​ %​ – мальчики, 22​ %​ – юноши), блеску в глазах​ – пустой взгляд (20​ %​ – мальчики, 16​ %​ – юноши), общительности​ – замкнутость (20​ %​ – мальчики, 35​ %​ – девочки, 22​ %​ – юноши, 45​ %​ – девушки), энтузиазму​ – апатия (27​ %​ – мальчики, 16​ %​ – юноши, 20​ %​ – девушки). При этом девочки чаще мальчиков делают акцент на том, что несчастливого человека могут отличать не только чрезмерная плаксивость и слезы, но также раздражительность, грубость и злоба. В то время как мальчики не придают значения вышеупомянутым факторам и, прежде всего, указывают на отсутствие улыбки, «пустой» взгляд и апатию. В юности девушки по-прежнему продолжают значительно чаще юношей приписывать несчастным людям проявление грубости и злости, так​ ​ же, как и юноши продолжают значительно чаще девушек выделять в качестве основных показателей несчастья невербальные реакции: отсутствие улыбки и «пустой» взгляд. При этом апатия чаще отмечается девушками, нежели девочками, а на слезы заметно чаще ссылаются девочки. В то же время юноши придают раздражительности большее значение, нежели мальчики.
Таким образом, образы счастливого и несчастливого человека в​ представлениях мальчиков и юношей содержат такие признаки, как​ уверенность в себе и апатия соответственно. Те же образы, возникающие в представлениях девочек и девушек, оказались более дифференцированными и связаны с добротой, щедростью, энтузиазмом (для счастливого человека) и грустью, замкнутостью, раздражительностью, грубостью и злостью (для несчастливого).
            Однако все вышеперечисленные характеристики не являются доминирующими, т.​ к. согласно результатам, уступают в представлении большинства молодых людей, независимо от пола и возраста, различным невербальным показателям, таким, как наличие или отсутствие улыбки, смеха и счастливого взгляда.
           Маленова​ А.Ю., Федотова​ Е.Е. Образ счастливого человека в подростковом и юношеском возрасте// Внешний облик в различных контекстах взаимодействия: материалы Всероссийской научной конференции, 28–30 октября 2019 года / под общ. Редакцией П.Н. Ермакова, В.А. Лабунской, Г.В. Серикова. – Москва: КРЕДО, 2019. – 266 с.
#фонд_президентских_грантов​ #проект_саморазвитие_личности​ #Ингушетия​ #Магас​ #психология​ #подростки​ #профессор_Ганиева​ #центр_психологической_помощи​ #АНО_ЦППиППР#Ингушетияназрань #ингушка#инг


СПЕЦИФИКА ВОСПРИЯТИЯ ВНЕШНОСТИ У ПОДРОСТКОВ И ЮНОШЕЙ


В рамках современной культуры все больше повышается значимость внешнего облика в социальной жизни людей. Физическая аттракция, т. е. внешняя привлекательность или непривлекательность становится одним из значимых факторов, влияющих на поведение людей в различных сферах жизни: реклама, трудоустройство, брак. Естественно, подрастающее поколение не может не замечать данную тенденцию. Однако восприятие внешности у подростков и юношей, на наш взгляд, отличается от такового у взрослых лиц. Уделим этой специфике внимание. При этом под внешностью мы понимаем совокупность анатомических, функциональных и социальных признаков человека, доступных конкретно-чувственному отражению (Лабунская В.А., 2006). Наиболее острая, доходящая до депрессивных состояний, реакция больных на кожные заболевания диагностирована именно у подростков и юношей (Лакосина Н.Д., Сергеев И.И., Панкова О.Ф., 2005). Восприятие своей внешности как непривлекательной приводит к угасанию мотивов деятельности и общения: потере интереса к учебе, сужению круга контактов. Следовательно, мы можем заключить, что внешность для подростков и юношей имеет большее значение, нежели для лиц младшего или старшего возрастов.
             Еще одна специфика в восприятии внешности подростками и юношами заключается в меньшей дифференцированности ее от личностных особенностей, достижений человека. Распространяющийся в настоящее время стереотип «что красиво, то хорошо» в большей степени присущ именно подросткам и юношам. Обратимся к исследованиям проблемы «красивое значит хорошее, или хорошее значит красивое» Р. Фелсоном и Дж. Борнштедтом. Они просили школьников назвать трех самых красивых учеников, самых умных и самых успешных в спорте. В итоге оказалось, что детей более умных и спортивно-развитых их одноклассники считают более красивыми. Таким образом, авторы установили факт интегрированности оценок внешней аттрактивности и способностей (академических и физических) у школьников (Фелсон Р., Борнштедт Дж., 1979). Д. Хамермеш и Э. Паркер исследовали взаимосвязь внешности студентов и их оценок. Они установили, что студенты склонны считать красивых людей более умными, и поэтому заслуживающими более высоких оценок. Однако интересен факт того, что студенты, которых преподаватели считают обладателями более аттрактивного внешнего облика, получают более высокие учебные оценки (Хамермеш Д., Паркер Э., 2005). На наш взгляд, это может быть связано не только с тем, что восприятие внешности и умственных способностей и у ряда взрослых может быть не до конца дифференцируемо, но и с тем, что студенты с внешней привлекательностью ведут себя более уверенно во время сдачи экзаменов.
             В исследовании девушек, которые обращались по поводу коррекции своей внешности, было установлено, что они не представляют возможным повышение всех составляющих качества жизни без изменения определенных, по их мнению, дефектных черт внешности (Харевич Н.Р., Тищенко Е.М., Бутевич Ю.В., 2010). Отсюда следует, что внешность в восприятии девушек интегрирована с целым набором личностных качеств, профессиональных знаний, умений и навыков. Таким образом, спецификой восприятия внешности у подростков и юношей в сравнении с взрослыми людьми является ее большая значимость и интегрированность с личностными характеристиками и учебно-профессиональными достижениями. Причины обозначенных особенностей восприятия внешности у подростков и юношей видятся нами в продолжающемся становлении самосознания, формировании дифференцированной самооценки, а также в воздействиях социальной, в том числе образовательной и воспитательной сред. При распространении мнений «красота приносит успех» или «опрятный человек – хороший человек» внешность будет интегрирована и смешана с другими элементами личности. Считаем, что психологическое сопровождение молодежи в вопросах восприятия внешности должно строиться в русле развития его дифференциации от иных личностных образований и достижений, что позволит предотвращать искажения, связанные с чрезмерной заботой о внешности при игнорировании других значимых сфер. Тимофеева О.В., Чуйкова Е.В. Специфика восприятия внешности у подростков и юношей//Внешний облик в различных контекстах взаимодействия: материалы Всероссийской научной конференции, 28–30 октября 2019 года / под общ. редакцией П.Н. Ермакова, В.А. Лабунской, Г.В. Серикова. – Москва: КРЕДО, 2019. – 266 с.

Очередной отчет по работе в проекте «Страна добра — детям солнца!»

Наши дети! Маленькие люди на большой планете!
Очередной отчет по работе в проекте «Страна добра — детям солнца!», на данном этапе осуществляется за счет собственных средств организации.
Наши дети! Маленькие люди на большой планете!
#Центр_психологической_помощи #центр_развития #Магас #Ингушетия#синдром_Дауна #солнечные_дети #особенный_ребенок#социальная_адаптация #интеграция #реабилитация #дошкольники#психолог #логопед_дефектолог #педагог#дети_с_ментальными_нарушениями #дети_Солнца #дети_Добра


ПОДРОСТОК — МАРГИНАЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Маргиналами называют не тех, кто живет за рамками, как бы на полях рукописи, за скобками, а тех, кто имеет неопределенное социальное положение. Подросток еще не взрослый, но уже не ребенок, он почти не школьник, но еще не рабочий или студент. Родители с каждым днем отдаляются все больше, а своя семья — когда еще она будет и будет ли вообще?

Подростковый возраст — период развития детей от 11 — 12 до 15—16 лет. Его еще именуют переходным возрастом, так как он характеризуется пере-ходом от детства к взрослости. Границы достаточно условны, некоторые специалисты считают, что он длится до 16—18 лет. По уровню и характеру психического развития это типичная эпоха детства. С другой стороны, под-росток находится на пороге взрослой жизни и испытывает потребность в самостоятельности, признании со стороны взрослых его прав и возможно-стей. Шестнадцатилетний подросток — уже не ребенок, но еще не взрослый. Он не удовлетворяется пассивной ролью опекаемого, но еще не созрел для ответственных решений. Он легко идеализирует окружающих людей и от-ношения с ними, но быстро в них разочаровывается, как только обнаруживает их несоответствие своему идеалу.

МАРГИНАЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК — это человек, который находится на пересечении двух культур, обществ, групп или переходит из одной в другую.

Взрослые часто продолжают относиться к подростку как к ребенку. Двойственное положение подростка приводит к различным осложнениям и даже межличностным конфликтам, которые выражаются в форме протеста подростка.

Согласно К. Левину, создателю знаменитой теории поля, юность является переходным периодом: подросток частично принадлежит к группе детей, а частично — к группе взрослых. Поэтому родители, учителя и об-щество в целом не знают, как к нему относиться — то ли как к взрослому, то ли еще как к ребенку. В одних случаях к подросткам относятся как к детям, а в других — как к взрослым. Некоторые детские формы поведения для под-ростка уже неприемлемы. В то же время взрослые формы поведения еще не разрешены или разрешены, но незнакомы ему. Подросток находится в со-стоянии «социального перемещения», переходя в область неструктурирован-ного социального и психологического.

В период детства и взрослости «взрослый» и «ребенок» рассматриваются как относительно изолированные группы. Причем каждый отдельно взятый ребенок или взрослый уверен в том, что принадлежит к соответствующей группе. Подросток принадлежит к группе, которую можно рассматривать как область пересечения групп детей и взрослых, принадлежащую к обеим из них, или как область, стоящую между ними и не включенную ни в ту, ни в другую группу. На основании этого психологи считают, что подросток является маргинальным человеком.

Маргинальность подростка выражается в том, что иногда он действует скорее как ребенок, особенно когда хочет избежать взрослой ответственности, а иногда — скорее как взрослый и претендует на права взрослого. Подросток находится в состоянии перемещения, переходя из одной возрастной группы в другую. Он стремится поскорее стать взрослым, но решать сложные и ответственные задачи, которые по плечу взрослым, он еще не умеет. Если мальчик крупной комплекции, то незнакомые люди могут принять его за юношу и даже обратиться на «Вы». Но, вглядевшись, они несколько смущаются: личико у него еще детское. Девочку, не по годам рослую, взрослые мужчины могут воспринимать как возможную невесту или сексуального партнера. Она выглядит почти как взрослая женщина, хотя еще очень юная.

Для получения статуса (прав и обязанностей) взрослого нужно не только отделиться от родителей, но и принять на себя новую социальную ответственность. Как раз то, чего подросток еще не научился делать.

Если в древнем обществе вступление во взрослую жизнь происходило сравнительно рано, то в современном оно запаздывает и растягивается на долгое время. В течение этого срока права и обязанности подростков, как правило, четко не определены. Исследования показали, что подростки получают чувство удовлетворения, когда могут сами управлять своей жизнью, имеют возможность выбирать и нести ответственность за собственное поведение. Это именно то, что характерно для взрослости.

О «промежуточности», или маргинальном положении подростков в жизни говорят сегодня все специалисты в области детской педагогики, в том числе и самые авторитетные, как доктор Дж. Добсон: «Они еще не могут пользоваться теми привилегиями, которые дает человеку статус взрослого, но уже потеряли те преимущества, которые у них были в детстве. Посмотрите, в каком затруднительном положении оказывается обычный подросток в возрасте 14—15 лет. Из-за того, что он «слишком молод», для него остаются запретными все привилегии, радости и удовольствия взрослых, которые так широко рекламируются. Подростку не разрешается водить машину, жениться, выпивать, курить, поступать на службу или уходить из дома. Ему отказано в удовлетворении его сексуальных желаний в то время, как они его прямо-таки распирают. Единственное, что ему позволено, — это торчать в школе и зубрить скучные учебники»(1).

 

Переходный возраст — это время освобождения детей от опеки родителей. Эмансипация может быть:

♦ эмоциональной — вместо теплоты и ласки появляются холодность и демонстративное дистанцирование (взрослеющий сын стесняется ходить рядом с матерью, целоваться и обнимать ее); любовь к матери заменяется для подростка любовью к девушке;

♦ поведенческой, проявляющейся в намеренном игнорировании требований родителей, стремлении делать все по-своему, наперекор и

вопреки;

♦ ценностно-нормативной, показывающей то, что отныне подросток больше ориентируется на идеалы и принципы, господствующие в группе сверстников (прототипе мира взрослых), а не на ценности, разделяемые в семье, с которой у него ассоциируется мир детства и комплекс детской зависимости.

В переходный период происходит самое важное с точки зрения процесса социализации — формирование чувства взрослости и принятие, соответственно этому, на себя моделей взрослого поведения.

Советские психологи, начиная с Л.С. Выготского, единодушно считают главным новообразованием подросткового возраста чувство взрослости. Однако ориентация на взрослые ценности и сравнение себя со взрослыми зачастую заставляют подростка снова видеть себя относительно маленьким, несамостоятельным. При этом в отличие от ребенка, он уже не считает такое положение нормальным и стремится его преодолеть. Отсюда противоречивость чувства взрослости — подросток претендует быть взрослым и в то же время знает, что уровень его притязаний далеко не во всем подтвержден и оправдан.

Одной из самых важных потребностей переходного возраста становится потребность в освобождении от контроля и опеки родителей, учителей, старших вообще, а также от установленных ими правил и порядков. Как же появляется эта возрастная тенденция в отношениях старшеклассников с наиболее значимыми для них взрослыми, которые являются не только старшими по возрасту, но и полномочными представителями общества в целом?

«Мы и взрослые» — постоянная тема подростковой и юношеской реф-лексии. Конечно, возрастное «Мы» существует и у ребенка. Но ребенок принимает различие двух миров — детского и взрослого — и то, что отношения между ними неравноправны, как нечто бесспорное, само собой разумеющееся. Подростки стоят где-то «посередине», и эта промежуточность положения определяет многие свойства их психологии, включая и самосознание.

Подростку уже 14 лет. Однако при этом он по-прежнему предполагает, что ему погладят брюки, приготовят и подадут еду, оплатят все расходы. Он хочет взять лучшее из обоих миров: детского и взрослого, и не брать на себя никаких обязательств. А не лучше ли самому научиться гладить брюки и добровольно вызваться помочь родителям в решении каких-то серьезных проблем, которые им приходится выполнять, но которые способны сделать и вы сами?

По мнению Кольберга, путь к социально-психологической зрелости на-чинается после 15 лет. Но начало и конец этого пути трудно привязать к возрастным этапам. Зрелость — это такой уровень развития, когда человек ориентируется в действиях и оценках на собственные ценности и нормы, но обладающие общечеловеческой широтой и универсальностью. У зрелой личности достаточно высокий интеллект, многообразный социальный опыт,

чувство собственного достоинства.

Именно в этом — в самостоятельности и независимости — он видит главные черты сформировавшейся личности. Исследования показали, что подростки получают чувство удовлетворения тогда, когда могут сами управлять своей жизнью, имеют возможность выбирать и нести ответственность за собственное поведение. Это именно то, что характерно для взрослости.

Проведя глобальный анализ молодежных ценностей, взглядов и характера поведения тысяч тинейджеров в возрасте от 15 до 18 лет в 26 странах мира, зарубежные исследователи пришли к неожиданным для многих, в том числе для самих себя, выводам. Оказалось, что для тинейджеров всего мира характерна зрелость нового типа, они не по годам умны и осведомлены. Им не чужды такие качества, как порядочность и гуманность (2).

Добреньков В.И., Кравченко А.И. Фундаментальная социология: в 15 т. Т.9: Возрасты человеческой жизни. – М.: ИНФРА-М, 2005.- 1094 с.

 

1 Добсон Дж. Родителям и молодоженам: доктор Добсон отвечает на ваши вопросы. М., 1993. С. 296.

2 Тинейджеры заставят коммерсантов попотеть // Московская правда. 18 октября 1995.


АКСЕЛЕРАЦИЯ

 

Подростковый период отличается ярко выраженным динамизмом. У него быстро изменяется не только внутренний духовный мир, но и внешние физические свойства — рост, вес, пропорции тела. Процесс ускорения соматического и физиологического созревания детей и подростков, а также их умственного развития в науке принято называть акселерацией. Акселерация (от лат. acceleratio — ускорение) означает следующее: 1) в биологии развития — ускорение формирования отдельных частей зародыша на определенной стадии развития (напр., раннее развитие ротового аппарата у рыб и бесхвостых земноводных, обеспечивающее их питание после исчерпания запасов желтка); 2) в антропологии — ускорение полового созревания, увеличение роста и темпов его нарастания у детей и подростков по сравнению с предшествующими поколениями.

Предполагают, что акселерация связана с цивилизацией и урбанизацией населения, изменением характера питания, чрезмерным потреблением белков и сахара. Если вдуматься, то акселерация моложе капитализма, научно-технического прогресса, хотя старше Октябрьской революции 1917 г. и компьютерных технологий. В экономически развитых странах она наблюдается лишь последние 100—150 лет. Один из самых молодых исторических процессов, акселерация ярче всего проявляется в самом молодом и активно развивающемся возрасте — подростковом. Хотя в меньших масштабах акселерация обнаруживается у всех социальных групп населения и относится к разнообразным анатомическим и физиологическим признакам.

В подростковом возрасте самые заметные изменения, по крайней мере на первый взгляд, происходят во внешнем облике, прежде всего сильно изменяются размеры тела: к 1 сентября родители покупают своему увальню костюмчик на вырост, а к Новому году из пиджака уже руки по локоть видны.

Статистика показывает, что дети в настоящее время вырастают более высокими, чем их предки. Научные данные свидетельствуют о том, что процесс роста людей ускоряется. Современные дети и подростки раньше вступают в период быстрого роста, растут быстрее, вырастают выше и прекращают расти раньше, чем дети и подростки 60 или 70 лет назад. Нормальная здоровая девочка на 1,3—2,5 см выше ростом, чем ее мать. На рубеже XIX-XX вв. девочки прекращали расти к 18—19 годам, а сегодня — к 16. За последние сто лет рост взрослого мужчины увеличился на 6—9 см. В

1880 г. мужчины достигали своего окончательного роста только в возрасте 23—25 лет. В настоящее время они достигают его уже к 18 годам . Скорее всего, это происходи! благодаря лучшему питанию, медицинскому обслуживанию, физическим упражнениям, отдыху и возможности восстанавливать свои силы.

Когда подросток в пятнадцать лет обгоняет ростом маму с папой, мы говорим об акселерации. Мамы начинают огорчаться: сын-подросток стыдится появляться вместе со мной. Я родила и выкормила его, посвятила ему всю свою жизнь. А теперь вдруг он стал стесняться, когда друзья видят его вместе со мной.

Рост детей при рождении в среднем больше на 0,5—1 см, а масса (вес) — на 100-300 г, чем 100 лет назад. У детей 5-7 лет в период с 1880 по 1950 г. длина тела каждые 10 лет увеличивалась в среднем на 1,5 см, а масса — на 0,5 кг. У детей школьного возраста длина тела возросла за это же время на 10—15 см. Сроки полового созревания за 75—100 лет сместились в сторону более ранних в среднем на 1—2 года.

Согласно последним антропометрическим исследованиям, рост среднего европейца за последние 150 лет увеличился на 20 см. А это верный показатель улучшения качества жизни, в который включаются десятки составляющих, таких как общее благосостояние, качество питания, жилищные условия, уровень загрязнения окружающей среды, болезни, стрессы. Рост населения в высоту, как считают некоторые ученые, отражает эти показатели точнее, чем валовой национальный продукт или доход на душу населения. Акселерация — ускорение соматического и физиологического созревания детей и подростков, а также их умственного развития — приходит в противоречие с устоявшимися, традиционными социальными условиями воспитания и нормами поведения, а это источник конфликтов и аффективных форм поведения .

Понятно, что чем лучше условия жизни, тем выше люди. Судя по последним замерам, лучше всего жить в Голландии, где средний рост населения составляет сегодня 179 см. Норвежцы, шведы и датчане отстали на 1 см. Американцы и англичане дотягивают в среднем лишь до 175 см. Самые низкорослые в Европе — португальцы: в среднем 168,5 см .

Кроме того, просматривается прямая зависимость роста от состояния здоровья. Замечено, что уровень смертности у женщин ростом до 149 см в группе 40—44-летних вдвое выше, чем у женщин ростом от 165 см. Та же

закономерность у мужчин в возрасте от 55 до 59 лет с ростом, соответственно, до 150 см и выше 185 см. Чем выше человек, тем меньше у него шансов умереть от сердечно-сосудистых заболеваний.

Средний рост россиян сегодня — 168 см, и отмечается тенденция к дальнейшему измельчанию. Для того чтобы рост россиян увеличился, необходимо, как говорит статистика, чтобы детская смертность лет на 10 стабилизировалась на отметке 3—5 случаев на 1000 родов. Пока в России эта отметка колеблется в районе 17.

Установлено, что 150 лет назад люди в среднем были на 20 см ниже, чем сейчас. Во второй половине XVIII в. 14-летние дети нижних сословий были почти на голову ниже дворянских отпрысков. В самые неблагополучные века разница в росте людей из разных слоев общества достигала 18-20 см — и все в основном из-за недостатка белковой пищи. По той же причине пигмеи и сейчас не вырастают больше 1,5 м, их уровень жизни не дает возможности обеспечить сбалансированное питание. До недавнего времени низким ростом отличались японцы, но скоро они, похоже, догонят европейцев. Причина опять-таки в потреблении мяса — в 2002 г. японцы впервые в своей истории съели мяса больше, чем риса.

Таким образом, на исторической шкале времени можно наблюдать несколько прогрессивных процессов:

♦ улучшение условий жизни по мере приближения к нашим дням;

♦ увеличение среднего роста мужчин и женщин с каждой следующей исторической эпохой;

♦ зависимость физического роста человека от социального положения, сословия, класса;

♦ прямо пропорциональная зависимость среднего роста жителей от уровня экономического развития страны.

Социальное и духовное развитие людей с каждой следующей эпохой особенно заметно на детях, которые опережают в развитии своих родителей, когда те были в их возрасте. Социологи установили, что на акселерацию влияют множество факторов, связанных с ситуацией в обществе и семье. Так, в группе детей от 5 до 11 лет огромное влияние на рост оказывает наличие работы у отца. У безработных отцов дети примерно на 4 см ниже. Но, как выяснилось, рост детей зависит не только от питания, доходов родителей и состояния окружающей среды. Не менее важно, любят детей в этой семье

или нет. Бывали случаи, что дети, испытывающие издевательства со стороны родителей, переставали расти и набирать вес. А помещенные после этого в дом ребенка, снова пускались в рост, причем быстрее других детей. И наоборот, когда сироту даже из самого лучшего приюта передают любящим приемным родителям, ребенок начинает усиленно расти .

Одним из самых первых и наиболее заметных телесных изменений в юности является резкое ускорение роста, которое начинается в раннем подростковом возрасте. Увеличение роста сопровождается прибавкой в весе и изменениями пропорций тела. Увеличение роста населения, кроме изменения размеров одежды, величины дверей в домах или высоты школьных парт, может повлечь за собой и другие последствия, в частности, изменение габаритов европейских автомобилей.

В современных индустриальных обществах наблюдаются два противоречивых процесса — ускорение психофизического развития детей и замедление их нравственного развития. Первый процесс получил название акселерации, а второй — взросления. Таким образом, если первый сегодня ускоряется, то второй несколько запаздывает. Обнаружилось, что изменение роста происходит по-разному у мальчиков и девочек. Девочки растут быстрее всего примерно в 12-летнем возрасте. У мальчиков максимальная скорость увеличения роста и веса приходится примерно на 14 лет. В детстве девочки обычно бывают меньше ростом и весят меньше, чем мальчики одного с ними возраста.

Однако они раньше начинают созревать и поэтому уже с 10 лет обгоняют мальчиков по весу, а с 12 лет — по росту. Такое соотношение роста и веса девочек и мальчиков сохраняется примерно до 14 лет. В то время как девочки достигают 98% своего окончательного роста к 16 годам, мальчики вырастают до 98% своего окончательного роста лишь к 18.

Конечно, это средние показатели. Разные люди, в силу своих индивидуальных особенностей, могут несколько отклоняться от них.

На рост человека влияет множество факторов, в том числе наследственность, раса и национальность, питание, полученная инвалидность. Замечено, что представители белой расы в среднем выше ростом, чем представители черной и желтой. Датчане выше, чем русские или венгры. Как правило, чем выше родители, тем выше их дети.

Дети, которые в годы активного роста хорошо питаются, вырастают выше тех, кто не имел полноценного питания. В 1990-е гг. физические

качества призывников в Российскую армию ухудшились по сравнению с набором в советскую. Они стали хуже питаться, у них слабее здоровье, ниже рост, больше всевозможных болезней.

Исследования показали, что подростки из богатых и зажиточных семей в целом выше ростом и крупнее, чем из бедных. Причем так обстоит дело во всех странах мира. Причина кроется в качестве питания, а не в более высоком доходе. Семья может жить весьма небедно, но о питании детей совсем не заботиться: дети едят не вовремя, всухомятку, потребляют много всевозможных концентратов из универсама и т.д. Так что большие деньги не всегда приводят к качественному питанию. Вспомните старую русскую деревню. Жили совсем не в роскоши, а какой крепкий народ был!

На рост ребенка могут повлиять война и экономическая депрессия. Они ведут к массовому голоду и ухудшают питание. В последние годы Второй мировой войны и в течение нескольких лет после ее окончания очень многие дети отставали в росте. То же самое наблюдалось в России после Гражданской войны. На росте могут сказаться полученные в детстве травмы, особенно серьезные, например позвоночника. Горбуны — жертвы таких травм. Окончательный рост взрослого человека зависит также от возраста, в котором началось его половое созревание. Мальчики и девочки, у которых половое созревание началось рано, став взрослыми, как правило, оказываются ниже ростом, чем те, кто начал созревать позднее.

Подростки конца 1990-х взрослеют быстрее своих сверстников конца 1980-х гг. Если ранее молодые люди выбирали свой жизненный путь к 17— 18 годам, то у нынешних 14—15-летних, особенно в мегаполисе, уже сформировано представление о своем будущем. Они понимают, что в первую очередь должны рассчитывать на собственные силы, а не на родителей. Для них характерна устойчивость к никотину, алкоголю и наркотикам. В то же время подростки сейчас более тревожны, чаще подвержены страху оказаться несостоятельными в любви, учебе или на рабочем месте.

Добреньков В.И., Кравченко А.И. Фундаментальная социология: в 15 т. Т.9: Возрасты человеческой жизни. – М.: ИНФРА-М, 2005.- 1094с


Социально-правовые границы возраста

Подростковый возраст еще называют тинейджерским. Под определение тинейджера, строго говоря, попадают только те, кому от 13 до 19. Однако дети (особенно девочки) часто в 13 лет уже созревают физически, поэтому 11-лет­няя девочка может выглядеть и вести себя как тинейджер, а 15-летний маль­чик, если он не достиг половой зрелости, может все еще казаться ребенком.

Само слово тинейджер сравнительно новое. Впервые оно появилось в выпуске «Читательского путеводителя по периодической литературе» за 1943—1945 гг., впоследствии стало широко использоваться в повседневном общении. Наряду с ним, как одинаковое ему, используется слово подросток.

По отношению к подросткам можно применять еще одно слово — юный. Хотя юность — это период развития, следующий за подростковым. Однако в связи с удлинением подросткового периода специалисты договорились употреблять слова подростковый и юный как синонимы.

В США подростковый период подразделяют на две составляющие: ран­ний подростковый возраст (обычно от 11 до 14 лет) и старший подростко­вый возраст (от 15 до 19 лет).

В России в подростковый возраст включают две категории людей — ма­лолетних и несовершеннолетних.

Малолетними наш закон называет детей в возрасте от 6 до 14 лет. Такие ребята имеют право совершать мелкие бытовые сделки, например, купить игрушки. С 10 лет мнению ребенка придается юридический смысл. Напри­мер, выбрать школу для ребенка или сменить его фамилию родители не могут без учета мнения ребенка. С 14 лет за защитой своего права можно обратить­ся в суд.

Несовершеннолетние — это лица в возрасте от 14 до 18 лет. Термин несо­вершеннолетний чаще всего используется в области юриспруденции: это тот, кто в глазах закона не является взрослым, в большинстве случаев таковыми считаются лица, не достигшие 18 лет.

Несовершеннолетние — лица, не достигшие возраста, с которым закон связывает наступление дееспособности. По законодательству Российской Федерации несовершеннолетние — это лица, не достигшие 18 лет. Закон­ные интересы несовершеннолетних (полностью или частично) осуществ­ляют их родители, иные законные представители, опекуны, попечители. Закон предусматривает ряд мер, спе­циально охраняющих трудовые, гражданские, алиментные и другие права несовершеннолетних. В уголовном процессе установлен особый порядок рассмотрения дел о несовершеннолетних, обеспечивающий наиболее тща­тельное их расследование и рассмотрение.

Несовершеннолетние могут самостоятельно распоряжаться заработком или стипендией. С 16 лет можно заниматься предпринимательской деятель­ностью и даже быть признанным безработным.

Уголовная ответственность в нашей стране наступает с 16 лет. По уголов­ному праву Ирландии привлекают к ответственности с 7 лет, а в Португалии — с 12. Но это не означает, что преступление, совершенное более молодыми людьми, у нас останется безнаказанным. С 14 лет наступает ответственность за целый ряд проступков, указанных в ст. 20 Уголовного кодекса РФ:

«Лица, достигшие ко времени совершения преступления 14-летнего воз­раста, подлежат уголовной ответственности за убийство, умышленное при­чинение тяжкого вреда здоровью, умышленное причинение средней тяже­сти вреда здоровью, похищение человека, изнасилование, насильственные действия сексуального характера, кражу, грабеж, разбой, вымогательство, неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения, умышленное уничтожение или повреждение имущества при отягчающих обстоятельствах, терроризм, захват заложника, заведомо ложное сообщение об акте терроризма, хулиганство при отягчающих обсто­ятельствах, вандализм, хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывчатых устройств, хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ, приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения».

Арест как мера наказания от одного до четырех месяцев может применяться лишь к тем, кому уже исполнилось 16. И административная ответственность наступает с 16 лет. С несовершеннолетними работают специальные комис­сии — по делам несовершеннолетних. За правонарушения они могут напра­вить детей от 11 до 14 лет в спецшколу лечебно-воспитательного характера, а с 14 лет — в спецпрофучилище.

В США несовершеннолетним в банках разрешается получать кредит на свое имя. По закону эти юные граждане уже несут ответственность за свои долги. Многим несовершеннолетним владельцам недвижимости требуется согласие родителей на то, чтобы сдать в аренду дом или квартиру. В США и западноевропейских странах алкогольные напитки продаются лицам, дос­тигшим 21 года.

Юноши в возрасте от 15 до 16 лет, пишет Клейр Шорт[1], не имеют опре­деленного положения в обществе. У них нет постоянного дохода, поэтому их не рассматривают в качестве надежных бизнес-партнеров или отцов се­мейства. И если общество не дает вам определенной роли или уважения, то это означает, что оно вас ни во что не ставит. Юношам в этом смысле при­ходится труднее, чем девушкам, поскольку в школе они учатся хуже, часто не получают квалификации, а потому имеют более низкие жизненные шан­сы. Как следствие, их пристанищем становится улица, а формой выражения своих интересов — молодежная субкультура. Выброшенные за борт общества подростки становятся невеже­ственными, угрюмыми, замкнутыми и строптивыми. Ведомые своими ли­дерами, уличные подростки превращаются в уличных хулиганов, добываю­щих деньги незаконным путем.

После наступления совершеннолетия нам дается право голоса, мы пре­вращаемся в полноправных и политически активных граждан. С этого мо­мента, если рассматривать юридическую сторону дела, подросток перехо­дит в категорию взрослых, или в зрелый период. Большинство подростков буквально раздирает огромной силы желание казаться взрослыми. Их возму­щает все, что подчеркивает, будто они все еще остаются детьми.

Добиваясь расширения своих прав, старшеклассники предъявляют к родителям завышенные требования, в том числе и материальные. Во мно­гих обеспеченных семьях дети не знают источников семейного бюджета и не заботятся об этом. Почти девять десятых опрошенных Л.Н. Жилиной и Н.Т. Фроловой (1969) московских девяти- и десятиклассников надеялись, что их желания иметь определенные вещи осуществятся, причем две трети были уверены, что осуществить их желание — дело родителей. Оказалось, что запросы старшеклассников совпадали с планами родителей только на 10%. Иначе говоря, родители готовы им были покупать дорогие «игрушки», но совсем другие. Тем не менее взрослеющие дети уверены, что их пожела­ниям будет отдано предпочтение. Они давно привыкли, что обеспеченные и чадолюбивые родители, немного поломавшись, идут им навстречу.

Зрелым человек становится не с того момента, когда ему вы дали паспорт или разрешили участвовать в голосовании, но лишь после того, как он в состоянии принимать на себя ответственность за свои поступки, вести себя в соответствии с теми правилами и нормами, которые разделяются данным обществом. Взрослый отличается от ребенка способностью ориентироваться не на свои желания и инстинкты, а на социальные нормы, регулирующие поведение и ожидания людей.

С возрастом меняются и медицинские проблемы подростков: уходят одни болезни и проблемы, появляются другие. До 15 лет подростки все еще ле­чатся в детской поликлинике, а после — переходят во взрослую.

 

Добреньков В.И., Кравченко А.И. Фундаментальная социология: в 15 т. Т.9: Возрасты человеческой жизни. – М.: ИНФРА-М, 2005.- 1094 с.

[1] Sunday Times, 02.04.95.


Мост из детства в зрелость

ПОДРОСТКОВЫЙ МИР

Сколько неразрешимых проблем накапливается в повседневной жизни подростка! Кто-то не захотел сесть рядом с ним за партой. Его не при­гласили на коллективное мероприятие, которое проводилось школьны­ми товарищами. Над ним посмеялись знакомые ребята. Утром, проснувшись, он обнаружил у себя на лице новые прыщи. А вчера получил по­щечину от девочки, о которой много думал, считая, что он ей нравится так же, как и она ему.

Подростковый период это отрезок жизни между детством и зрело­стью. В античности и средневековье он был довольно коротким, а сей­час под воздействием научно-технического прогресса и удлинения сро­ков обучения (после школы сразу вуз) он постоянно растягивается. Уче­ные сбились с толку, с какого по какой возраст его определять. Может быть с 13 до 16 лет? Или еще как-то?

МОСТ ИЗ ДЕТСТВА В ЗРЕЛОСТЬ

Подростковый период выделяется не во всех обществах, а лишь с высо­ким уровнем цивилизации. В историческом плане выделение этого перио­да как особой возрастной ступени произошло в промышленно развитых странах в XIX—XX вв. Индустриальное развитие приводит к тому, что требу­ется все более продолжительное время для общественного и профессиональ­ного обучения детей и соответственно расширения рамок подросткового возраста. В литературе он описан под разными названиями: подростковый, переходный, пубертатный возраст, отрочество, подростничество, негатив­ная фаза возраста полового созревания, старший школьный возраст. Разные названия отражают разные стороны происходящих в жизни человека пере­мен, когда он переходит от детства к юности.

Точных границ подросткового возраста не установлено. Это и понятно, по­скольку они условны, а потому у представителей различных культур и эпох воз­растной диапазон, характеризующий наступление подросткового периода, может весьма разниться. Чаще всего это диапазон между 12—13 и 18—20 года­ми. Некоторые психологи и педагоги под подростковым возрастом понимают промежуток от 10 до 15 лет. А экспертный комитет Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) давно установил, что подростковый возраст укладывается в период от 10 до 20 лет. Это, конечно, не значит, что каждый ребенок, до­стигнув возраста 10 лет, становится подростком. Обозначены лишь рамки, в пределах которых для каждого человека укладывается подростковый возраст. Нередко психологи сужают их до небольшого промежутка от 13 до 16 лет с тем, чтобы более четко отделить подростков от соседей — детей и молодежи.

В «Малой медицинской энциклопедии» говорится о том, что подростко­вый возраст продолжается в среднем от 10—12 до 15—16 лет у девочек и от 12—14 до 17—18 лет у мальчиков. Условно началом подросткового возраста считают время появления оволосения на лобке. В это время происходит половое созревание, сопровождающееся ускоренным физическим и психо­социальным развитием, перестройкой функций всех органов и систем. Пола­гают, что он продолжается примерно около пяти лет и заканчивается с пре­кращением бурного роста.

Психологи и педагоги называют его переходным от детства к взрослой жиз­ни периодом, временем, когда человек делает свои первые шаги из детства, где его поведение контролировали родите­ли, во взрослую жизнь, требующую принятия собственных решений. Ему приходится пересматривать свое отно­шение к миру, принимать и вырабаты­вать самостоятельно новые ценности, мировоззрение, идеалы. Вместе с тем в этом процессе принимают участие и вли­яют на него те ценности, которые были в предшествующем возрасте.

Физиологи называют этот возраст пубертатным. На его протяжении про­исходит активация половых желез, быстрое соматическое и половое развитие как у девочек, так и у мальчиков. К концу периода полового созревания организм в анатомическом и функ­циональном отношении готов к продолжению рода. В подростковый пери­од наблюдается мощный выброс в организм «гормонального топлива» — гормонов роста, половых гормонов, гормонов щитовидной железы, инсули­на. В этот момент происходит становление репродуктивной функции, со­провождающееся появлением вторичных половых признаков (изменение пропорций тела, оволосение на лобке, в подмышечных впадинах и др.), раз­витием наружных и внутренних половых органов, появлением менструаций у девочек и поллюций у мальчиков.

ПУБЕРТАТНЫЙ ВОЗРАСТ (лат. pubertas, pubertatis — возмужалость, половая зрелость; синонимы — подростковый возраст, старший школьный возраст) — переходное от детства время, в течение кото­рого организм достигает половой зрелости.

Статистика разных лет указывает, что дети в настоящее время выраста­ют более высокими, чем их предки. Скорее всего, это происходит благодаря лучшему питанию, медицинскому обслуживанию, физическим упражне­ниям, отдыху и возможности восстанавливать свои силы. Изменения в об­ществе способствуют наступлению половой зрелости в более раннем возра­сте. У каждого конкретного ребенка она наступает, когда его организм в процессе развития достигает определенного уровня.

Сегодня человек становится зрелым в половом отношении намного рань­ше, чем в прежнее время. Современные данные показывают, что средний возраст половой зрелости приблизился к 13 годам вместо 17 столетие назад. В результате девочки и мальчики стали раньше влюбляться, ухаживать и на­значать свидания. Бабушки и мамы удивляются, а иногда и раздражаются этим обстоятельством. Ведь в их время все наступало гораздо позже.

Подростки растут очень быстро. Особенно в середине подросткового периода. Пропорции их тела приобре­тают взрослые очертания, большие пе­ремены происходят и в психологичес­кой сфере. Все изменения отражаются на поведении подростков, их отноше­нии к окружающему, к родителям, к сверстникам.

Интересное и, если хотите, очень драматичное это время. Драматизм подросткового периода состоит в том, что изменения организма то отстают, то опережают духовное развитие. Воз­никают разрывы во времени. Пред­ставьте себе фантастическую картину: зияющие разрывы в физическом кон­тинууме пространство—время для пу­тешествующих сквозь эпохи. Чего там только не происходит!? Это как «чер­ные дыры» во Вселенной — загадочные и необъяснимые пока наукой таин­ственные миры.

Здесь ломаются характеры, мировоз­зрение, формируются новые психичес­кие узоры души, новые мыслительные структуры. И все это на очень коротком промежутке времени. Вот в какой слож­нейший и очень ответственный период жизни вы вступили.

Тем не менее, мы должны пройти по этому мосту для того, чтобы стать взрос­лым, ни от кого независящим, челове­ком. Мост нельзя обойти, нельзя повер­нуть вспять. Нельзя заснуть, а проснуться уже на том берегу. Подростковый период — испытание, данное каждому появлявшемуся когда-либо и появля­ющемуся сегодня двуногому мыслящему существу. Представляете, сколько человек проходило этим путем до вас? Чуть ли не сто миллиардов! А сколько еще пройдут?

Известно, что подростковый период — этот «трудный возраст» — преж­де всего кризис, проявляющийся как на биологическом, так и на психоло­гическом уровнях. Мощные гормональные и вегетативные сдвиги потряса­ют организм подростка, он быстро утомляется, становится раздражитель­ным, а нередко и агрессивным. Его чрезмерная ранимость, доходящая до попыток наложить на себя руки по совершенно незначительным, с точки зрения взрослых, поводам, ввергает в отчаяние родителей.

Низкий тонус, неуверенность в себе, высокая тревожность на фоне об­щего недомогания — частые спутники подросткового периода. Плохое самочувствие заставляет даже взрослого человека воспринимать объек­тивно нейтральные внешние обстоятельства в черном цвете. Что же го­ворить о подростке? А ведь кризис — не эпизод, он может продолжаться несколько лет.

Ко всем бедам, обусловленным эндогенными процессами, добавляется неопределенность социального положения, что также усиливает ситуатив­ную тревожность: еще не взрослый, но уже не ребенок, почти не школьник, но еще не рабочий или студент. Родители с каждым днем отдаляются все больше, а своя семья — когда еще она будет и будет ли вообще?

Удивительно, однако, не то, что до вас прошло так много людей, а то, что их опыт ничему вас научить не может. Подростковый период — это такой жизненный опыт, который нельзя передать другому, такому же как ты. Опыт, который каждый начинает сызнова, ничему не обучаясь у предшественников. Вот именно, юношеские ошибки миллиардов людей, тоже когда-то проходив­ших тем же путем, ничему вас не научат. Вы будете совершать те же самые ошибки, мучиться над решением тех же самых вечных вопросов, делать бес­численные глупости. Даже если вам дадут тысячу готовых рецептов мудрости, вы все равно, чисто инстинктивно, повинуясь голосу природы, не восполь­зуетесь ни одним из них, упорно набивая собственные шишки.

А что вы можете сделать? Вы можете понять механизм прохождения по этому мосту. Научиться самостоятельно анализировать те ловушки, которые расставляет жизнь, разбираться в запутанном лабиринте психологических и социальных проблем. Только развивая мышление, выясняя причины того, почему в общественной жизни события происходят так, а не иначе, форми­руя логику и аналитику, обучившись докапываться до самой сути вещей, вы сможете избежать многих ошибок и глупостей.

Самыми трудными месяцами в жизни подростка чаще всего оказывает­ся время, которое приходится на воз­раст в 13—14 лет. Именно в эти годы сомнения в возможностях собственной личности и чувство неполноценности достигают обычно наибольшей силы.  Подросток испытывает постоянное давление со стороны взрослых и одно­временно чувствует придирчивую оценку своих сверстников. Если подрос­ток уже зачислил себя в категорию неудачников, то даже малейшее неприя­тие его со стороны окружающих или попытки посмеяться над ним могут сыграть роковую роль.

Добреньков В.И., Кравченко А.И. Фундаментальная социология: в 15 т. Т.9: Возрасты человеческой жизни. – М.: ИНФРА-М, 2005.- 1094с.

 


Отказ от материнства

Отказ от материнства — нежелание женщины принять на себя социальную роль матери — тяжелейшее проявление экономического и духовного состояния общества. В РФ около полумиллиона сирот, находящихся на попечении государства, из них 95% — это сироты при живых родителях (так называемые «социальные сироты»), лишенные закрепленного в Конвенции ООН по правам ребенка права на семью. Около 1% становятся сиротами уже в первые часы жизни вследствие отказа от них матерей в роддомах (ежегодно в РФ от детей отказывается около 20 тыс. матерей; в домах ребенка Москвы таких детей — около половины, 10% — это дети подкидыши; при этом если 20 лет назад усыновлялось около 50%, то в настоящее время — единицы, хотя процесс усыновления — очень ответственная процедура и очень часто встречаются различные негативные последствия усыновления).


Традиции общественного сознания определяют крайне негативное отношение к матери, отказывающейся от своего ребенка; в родильных домах такая родильница подвергается мощному прессингу, принуждающих её изменить драматическое решение. Моральное давление заставляет многих женщин вынашивать нежелательную беременность, что приводит в 40% случаев к рождению недоношенных детей (9-10% в популяции), более 2/3 которых и до родов и во время них получают мозговые повреждения различной степени тяжести. После рождения ребенка, такая женщина на биологические последствия нежелательной беременности накладывает негативное отношение к сознательно или бессознательно отвергаемому ребенку и последствия решения оставить у себя нелюбимого ребенка сказываются практически в течение всей жизни обоих. В случаях такой ситуации, особенно при отягощении материально-бытовыми проблемами и асоциальным окружением, нередко отказ от ребенка является более предпочтительной альтернативой.


Поводы и причины отказа от новорожденных чрезвычайно разнообразны. Возникновение отказов от материнства обусловлено сложным взаимодействием социально-экономических, семейных, нравственных, психобиологических и патологических факторов. Наиболее высока распространенность отказа от новорожденных среди:

* незамужних женщин​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​

*женщин из семей с низким матер. достатка

* не имеющих постоянного жилья​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​

* среди несовершеннолетних и учащихся
* лиц с криминальным прошлым​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​ ​

* среди выпускниц сиротских учреждений.


Именно эти наименее социально защищенные группы женщин особенно подвержены психологическим стрессам, депрессивным состояниям в период беременности, а также другим формам психической патологии, в том числе алкоголизму и наркомании, т.е. таким нарушениям, которые сами по себе могут изменять мировоззрение женщины, порождать неуверенность в своих силах, чувство утраты перспективы, неверие в завтрашний день и тем самым способствовать отказу от материнства.
Психологическое тестирование женщин, отказавшихся от новорожденных в родильных домах, обнаруживает у них эмоциональную психологическую незрелость, неготовность к браку в силу эмоциональной неустойчивости и эгоцентризма. Обычно эти женщины, которые в детстве сами подвергались психологической депривации и агрессии или которым не удалось решить свои детские и пубертатные конфликты. Такие лица бывают сосредоточены лишь на своих проблемах, для них характерно наличие чувства пережитой несправедливости и недостатка любви. Иногда у них видна чрезмерная зависимость от собственной матери или отца. У некоторых можно усмотреть явное и, возможно, неосознанное стремление ко всё новым эмоциональным переживаниям, что часто ведет к многочисленным сексуальным связям, которые, из-за незрелости личности они не способны продолжать и в которых не находят эмоционального удовлетворения. По-видимому, личностная незрелость, неготовность воспринимать новую социальную роль и являются важнейшими психологическими факторами, формирующими аномальную материнскую мотивацию.
С клинической точки зрения эти проявления часто можно рассматривать как нарушения личности (или, как минимум, те или иные психопатические черты характера).
Процесс принятия решения отказаться от новорожденного, как правило, начинается задолго до рождения ребенка. В это время женщины обычно переживают тяжелый психологический кризис, имеющий в разных случаях разное содержание, однако общим для всех является борьба мотивом: инстинктивное стремление к материнству и давлению общественной морали противодействует неверие в свои силы и возможности, ощущение неспособности и нежелания преодолевать жизненные трудности, отсутствие материальных условий, ощущение утраты (или угрозы утраты) социальной поддержки (не женится, родители откажутся). Решающим является убежденность, что рождение ребенка может стать угрозой для реализации собственных социальных устремлений или, напротив, ощущение, что мать сама (а через неё и всё окружение) являются угрозой для благополучия и даже жизни собственного ребенка.


У многих женщин принятие решения отказаться от своего ребенка сопровождается ощущением психического напряжения, чувством вины и собственной греховности. В подобных случаях поведение женщин во время беременности можно рассматривать как своеобразную форму психологической защиты.
В одних случаях — это рационализм. При этом женщина привлекает для самозащиты множество реалистических или малореалистических доводов, которые, с её точки зрения, оправдывают планируемый отказ от материнства. Резко снижается или вообще отсутствует способность видеть и рассматривать иные варианты выхода из кризиса. Одновременно преувеличиваются собственные отрицательные физические и моральные качества, гипертрофируются материальные и семейные затруднения. Заранее игнорируется помощь других членов семьи и знакомых. Попытки рационально обсудить иные варианты, как правило, неэффективны из-за интенсивности эмоциональных переживаний и их ригидности и могут вызвать обиду, непонимание, агрессию.
В других случаях преобладают механизмы вытеснения — когда женщина, остро пережившая первый эмоциональный шок от осознания нежелательности беременности, постепенно как бы «забывает», что она беременна. Очень часто такая женщина ведет прежний, а иногда и более активный образ жизни, в т.ч. много переезжает из города в город, алкоголизируется, курит, предается сексуальным эксцессам. При этом часто исчезают субъективные признаки беременности, игнорируется шевеление плода. Женщина почти всю беременность чувствует себя «хорошо», перестает предвидеть очевидные события, планировать свою жизнь, в частности, не делает аборт при нежелании иметь ребенка. После рождения такие женщины часто амбивалентны к ребенку, могут на время принимать и прикладывать его к груди, искать сочувствия и поддержки.
Несколько иная психологическая защита демонстрируется в тех случаях, когда женщина, будучи с самого начала не мотивированной на вынашивание, роды и материнство на протяжении всей беременности буквально игнорирует своего будущего ребенка. Уже заранее она относится к нему безразлично, как к ненужной вещи, не включает его в сферу своего самосознания. Часто такие женщины вынашивают беременность только потому, что знают — «аборт вреден для здоровья».
Иногда на первый план выступают механизмы проекции. В этом случае для женщины ребенок буквально становится воплощением всего того зла, которое, как она считает, незаслуженно получила от жизни, в первую очередь, от отца ребенка. В психоаналитической литературе перенос на ребенка ненависти, испытываемой по отношению к его отцу, получил название «комплекса Медеи». Характерны упорные попытки прервать беременность, даже на поздних стадиях, иногда подвергая себя серьезной опасности. В фантазиях ребенок предстает уродливым, крайне безобразным. С рождением ребенка связывается полный жизненный крах. Главные эмоции таких женщин по отношению к новорожденному — брезгливость, отвращение и даже ненависть.
Как вариант проекции можно рассматривать случаи, когда отказ от ребенка мотивируется утратой любви и ощущением полного безразличия к нему по мере исчезновения любовных чувств к отцу ребенка.
Приведенные формы психологической защиты в реальности могут проявляться у одной и той же женщины как в чистом виде, так и в сочетании.
Причина девиантного материнства часто коренится в драме взаимоотношений » отказницы» и её собственной матери. Девиантная мать отвергалась своей матерью с детства. Эта материнская депривация сделала невозможным процесс идентификации с матерью как на уровне психологического пола, так и на уровне формирования материнской роли. Ведущая потребность женщины с девиантным материнским поведением — получить любовь и признание своей родной матери. Такая потребность приводит к эмоциональной зависимости от матери и во многом блокирует личностный рост женщины, не позволяя ей самой в будущем стать матерью.

Вывод: для формирования нормального материнского поведения необходима идентификация с матерью и затем на этой основе — эмоциональная сепарация.

 

Роза Ганиева